Кафедра русского языка
Новости и объявленияЗаведующий кафедройСотрудники кафедрыФотоальбомin MemoriamКонтактная информацияin English
Кабинет русской диалектологииЛаборатория этимологических исследованийЛаборатория общей и компьютерной лексикологии и лексикографии
КонференцииОсновные направления исследованийПубликации Обсуждаем словари, справочники, учебникиРеформа правописания. Обсуждение проекта
ГосэкзаменыУчебные программыФилиалыИнновационные проектыРусский язык и культура речи в МГУ
Расписание занятийСпецкурсыСпецсеминарыГрафик защиты дипломных работГрафик сдачи госэкзаменовВопросы к госэкзамену для бакалавровВопросы к госэкзамену для магистровНСО (студенческие конференции, конкурсы работ, публикации)
Магистратура на кафедре
Программа вступительных экзаменов в аспирантуру по специальностиОбщие курсыСпецкурсыПрограмма кандидатского минимума
Пособия Лицей
Полезные ссылки
Научная деятельность

Конференции

Хроника XLVII Виноградовских чтений в МГУ

19-го января 2016 года на филологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова состоялись XLVII Виноградовские чтения. Тема чтений — «Русская грамматика в синхронии и диахронии». Во вступительном слове Н.К. Онипенко передала приветствие участникам чтений от декана филологического факультета М.Л. Ремневой, в котором декан факультета напомнила о значимости грамматики для русской культуры и о необходимости сохранять виноградовскую традицию в русистике.

Программа чтений включала 10 докладов, в которых обсуждались как общетеоретические проблемы современной русистики, так и конкретные исследовательские проекты.

Чл.-корр. РАН В.А. Плунгян (ИРЯ РАН) в докладе «От грамматики корпусной — к грамматике академической» представил результаты, полученные в рамках работы над проектом полного описания современного русского языка на основе Национального корпуса русского языка (в 2016 г. должны появиться первые публикации по этому проекту). Проект осуществляется группой исследователей из ИРЯ РАН, ИЛИ РАН и других научных центров. Планируемое описание мыслится как корпусная, типологически ориентированная, дескриптивная и справочная грамматика современного русского языка XIX-XX вв. Значительный по объему материал, включающий тексты с конца XVIII в. до начала XXI в., позволяет учесть и общие диахронические тенденции. В перспективе такое описание может стать основой для новой академической грамматики в соответствии с реалиями лингвистики XXI века.

Проф. М.Ю. Сидорова (МГУ) в докладе «Что добавить в синтаксис? („A Look around at What Lies Ahead“)» обсуждала принципы выбора научной концепции для описания синтаксической системы русского языка. Основываясь на разграничении внешней (письменной и устной) и внутренней речи, предложенном Л.С. Выготским, М.Ю. Сидорова обосновывала принципиальную двусоставность модели предложения, которая по-разному реализуется в разных формах речи. Основное внимание было уделено описанию структуры простого предложения и факторам, влияющим на определение статуса именной группы как подлежащего. Была предложена система из 8 факторов, которая была применена для интерпретации предложений с локативным субъектом.

Проф. Е.В. Петрухина (МГУ) выступила с докладом «Специфика русского глагольного вида: провидение В.В. Виноградова», в котором показала актуальность виноградовской теории русского вида, важность идеи предела для интерпретации русского совершенного вида и всей категории вида в целом. Е.В. Петрухина доказывала необходимость различать лексический и грамматический пределы действия. В первом случае речь идет о внутреннем пределе, который может быть выражен в лексическом значении глаголов как СВ, так и НСВ (сделать / делать, упасть / падать). Для лексико-грамматического предела предлагается использовать понятие «терминативность» (лат. terminus — ‘предел, граница’). Во втором случае речь идет о грамматическом пределе, выражаемом в семантике лишь глаголов СВ, а именно о «сосредоточении внимания на одном из моментов процесса как его пределе» (В.В. Виноградов). Сравнивая глагольный материал русского и других славянских языков, Е.В. Петрухина показала, что для глагольного вида и всей аспектуальной системы в русском языке более значима идея предела как временной границы действия. В чешском же языке (а также в словацком и словенском) важнее представление о целостности действия. Это сущностное различие аспектуальных систем славянских языков проявляется также в выражении начальной и конечной границ действия (в приставочных глаголах, в нарративных цепочках и др.), более частотном и значимом для русского языка, чем для западнославянских и некоторых южнославянских языков (в частности словенского).

Докт. филол. наук М.И. Чернышева (ИРЯ РАН) в докладе «Типы грамматического комментария в историческом словаре русского языка» представила направления дальнейшего совершенствования новой концепции «Словаря русского языка XI — XVII вв.» (СлРЯ XI — XVII вв.)«, прошедшего путь от научно-популярного лексикона к подлинно академическому словарю современного типа. Речь шла о разных параметрах лексикографического описания, в том числе, глубины проработки словарного материала и его содержательного наполнения. В последних выпусках СлРЯ XI — XVII вв. (и особенно — в последнем, 30-ом — 2015 г. ) появились многочисленные пояснения, которые включают лапидарный комментарий грамматического характера, относящийся к прочтению неясных и реконструкции испорченных и ошибочных форм в цитатном материале. Сам факт появления такого грамматического комментария в квадратных скобках («грамматического вмешательства в цитатный материал») и объем представленной информации позволяет говорить о наступлении новой фазы развития Словаря. В докладе были продемонстрированы конкретные словарные статьи из 30 т. СлРЯ XI-XVII вв.

Доклад проф. Г.И. Кустовой (ИРЯ РАН) «Процессы грамматикализации в современном русском языке (свободные релятивы)» был посвящен конструкциям что хочешь, что надо, кому следует, которые в языковой системе находятся между относительными придаточными (Купи то, что хочешь; Возьми то, что тебе надо; Скажи тому, кому следует сказать) и новообразованными неопределенными местоимениями типа что угодно. Особое внимание было уделено местоименным конструкциям с модальными лексемами. Были показаны этапы потери их лексической и синтаксической самостоятельности и их превращения в свободные релятивы, для которых важнейшей характеристикой становится не столько семантика, сколько прагматика.

Проф. И.Б.Шатуновский (МУПОЧ «Дубна») представил доклад на тему «Грамматика мысли в русском языке». Язык мысли, как показано в докладе, имеет свои формальные и семантические особенности, которые могут и должны быть предметом изучения. С помощью определенного диагностического контекста были выделены типы синтаксических конструкций, которые докладчик отнес к сфере «грамматики мысли». В докладе были представлены основные виды предложений, выражающих мысли: (1) дескриптивные (описывающие действительность) произведения мысли, которые в свою очередь делятся на мысли-предположения (также разных видов) и «утвердительные», непредположительные мысли; (2) предложения мысли-оценки, общей и частной, рациональной, утилитарной, de dicto и de re, этической и технической, и т.д.; (3) вопросы мысли, среди которых выделяются проблемные вопросы, вопросы-предположения, вторичные проблемные вопросы-предположения, вопросы сомнения; (4) различные типы мысли-решения. Выявлены и описаны те виды оценки, которые могут составлять содержание предложений мысли, показаны отличия решений, вводимых глаголом думать — подумать и специализированным глаголом решения решить

В докладе канд.филол. наук В.С. Савельева (МГУ) «Функции глагольных форм в речи персонажей „Повести временных лет“» были проанализированы случаи употребления форм настоящего времени. Было отмечено, что оно напрямую связано с описываемыми в тексте условиями коммуникации и существенно отличается от использования этих форм в нарративе. Зачастую настоящее время оформляет высказывание в качестве косвенного речевого акта; особенно часто это происходит с вопросительными высказываниями, в которых называние при помощи форм настоящего времени очевидных, не требующих уточнения сведений служит целям выражения непрямых коммуникативных целей — одобрения, осуждения, призыва к действию, угрозы. В невопросительных высказываниях, особенно реактивных, использование форм настоящего времени позволяет говорящему сделать свое высказывание иллокутивно полифункциональным: используя одно высказывание, он достигает одновременно нескольких коммуникативных целей. Докладчик пришел к выводу, что при анализе письменного текста, в котором воспроизводится или имитируется устная речь, обнаруживаются признаки, свойственные реальной устной коммуникации, а значит, исследование древнерусской устной речи по письменным источникам оказывается вполне возможным.

Докт. филол. наук В.З. Санников (ИППИ РАН) в докладе «Об оценочных сложноподчиненных предложениях в русском языке» предложил вывести оценочные сложноподчиненные предложения (СПП) за пределы класса СПП с придаточными изъяснительными. Было показано, что различий между оценочными СПП и СПП с придаточными изъяснительными больше, чем сходств. Основная особенность оценочных СПП — отсутствие описания двух ситуаций: одна из частей (главное предложение) ограничивается исключительно оценкой описываемой ситуации и включает оценочные слова типа: хорошо, жаль, верно (Хорошо, что пошел дождь). Была намевчена грамматическая и семантическая классификация предикатов в составе главной части оценочных СПП: 1) слова, указывающие общую оценку (хорошо, плохо, замечательно); 2) слова круга долженствования (правильно, допустимо, не дело, справедливо); 3) слова, указывающие на вероятность, степень достоверности (возможно, сомнительно, вздор, чушь). Субъектом оценки всегда является говорящий. Эта оценка может резко отличаться от общепринятой (Заболею — не беда (...отдохну на больничном; ... статью допишу и т.д.). Даже в предложениях типа Для Пети хорошо, что сменили учителя оценка события (положительная) принадлежит всё-таки говорящему («я так считаю»: хорошо, что сменили учителя, хотя его это огорчило). Кроме того, оценочные СПП функционируют в определенных текстовых условиях: нередко требуют обоснования.

Доц. М.Н. Шевелева (МГУ) в докладе «Как и когда формы типа „хаживал“ стали обозначать давнопрошедшее время» показала историю грамматической семантики форм прошедшего времени «многократных» глаголов, образованных от основ несовершенного вида с помощью суффиксов имперфективации: от общефактического значения к значению т.наз. «давнопрошедшего времени». Условием появления подобных форм докладчик считает утрату простыми бесприставочными основами видовой неохарактеризованности, время появления — рубеж ХIV-ХV вв. Специфику их семантики составляет неспособность к процессуализации, дискретность действия, членимость его на кванты, что не тождественно при этом обязательной реальной повторяемости ситуации. Основной тип употребления в некнижных текстах ХV-ХVII вв. — общефактическое значение. Значение «давнопрошедшего» (прекращенной хабитуальности) изначально контекстуально обусловлено — задано контекстом противопоставления данной ситуации последующему положению дел, в нарративных текстах оно преобладает уже в ХVI в., однако грамматикализация его в диалектной системе говоров Центра, отразившейся в литературном языке, относится только к концу ХVIII-ХIХ вв.; севернорусские говоры же до сих пор сохраняют архаичное состояние.

Завершал программу чтений науковедческий доклад докт. филол. наук С.А. Крылова (ИВ РАН) «Современные теоретические грамматики русского языка: общее и различное». Докладчик проследил пути развития теоретической мысли в русской грамматике с конца XIX в. до наших дней и выделил на начальном этапе 7 научных школ, два из которых имеют «ответвления»: в первой трети XX в. — Московская (с делением на ортодоксов и реформаторов), Петербургская, Казанская, Женевская; начиная с 30-х гг. — Пражская и Французская, которые докладчик объединил в одно направление, Харьковская; свою собственную школу начинает создавать В.В. Виноградов. Эти школы получают свое развитие в 1950-х гг. Во второй половине XX в. русистика испытывает влияние со стороны структурализма (начиная с 1960-х гг.) и функционализма (начиная с 1970-х гг.). С середины 1960-х приобретают размах и начинают мощно влиять на теоретическую русскую грамматику одноязычно-ориентированное ономасиологически ориентированное описание языка («активный», «трансформационный», «семантический», «логико-семантический», «функциональный», «интегральный», «идеографический» подход в сходном значении этих терминов), контрастивно-ориентированные и типологически-ориентированные грамматики. Новыми направлениями, влияющими в последние двадцать лет на грамматическую теорию, докладчик считает онтологический и дистрибутивно-статистический подходы.

XLVII Виноградовские чтения в МГУ подтвердили важность сохранения виноградовской традиции для успешного решения современных проблем русской грамматической науки. 2016 г. — это год 100-летия со дня рождения акад. Н.Ю. Шведовой, с именем которой свяназа традиция написания академических грамматик русского языка в XX в. На современном этапе развития грамматической мысли перед научным сообществом вновь стоит задача написания полной академической грамматики русского языка. Виноградовские чтения в МГУ 2016 г. стали первым шагом на пути формирования концепции новой грамматики.

Н.К. Онипенко



2017  2016  2015  2014  2013  2012  2011  2010  2009  2008  2007  2006  2005  2004  2003  2002  1999  1998  1997  


  • Виноградовские чтения
  • Чтения памяти В. А. Белошапковой
  • Ломоносовские чтения. Секция кафедры русского языка
  • Научная деятельность — Конференции
    © Филологический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, 2005–2018. Контент сайта — Анастасия Уржа, техподдержка — Александр Варламов