Кафедра русского языка
Новости и объявленияЗаведующий кафедройСотрудники кафедрыФотоальбомin MemoriamКонтактная информацияin English
Кабинет русской диалектологииЛаборатория этимологических исследованийЛаборатория общей и компьютерной лексикологии и лексикографии
Полезные ссылки по истории русского языка и книжностиСеминар «Русский научный язык»Научно-исследовательская работа магистрантовКонференцииОсновные направления исследованийПубликации Обсуждаем словари, справочники, учебникиРеформа правописания. Обсуждение проекта
ГосэкзаменыУчебные программыФилиалыИнновационные проектыРусский язык и культура речи в МГУ
Расписание занятийСпецкурсыСпецсеминарыКурсы по выборуГрафик защиты дипломных работГрафик сдачи госэкзаменовВопросы к госэкзамену для бакалавровВопросы к госэкзамену для магистровНСО (студенческие конференции, конкурсы работ, публикации)
Магистратура на кафедреКурсы по выбору
Программа вступительных экзаменов в аспирантуру по специальностиОбщие курсыСпецкурсыПрограмма кандидатского минимума
Пособия
Полезные ссылки
Научная деятельность

Обсуждаем словари, справочники, учебники

Об изучении и кодификации норм русского правописания и их отражении в своде правил.

К выходу в свет Полного академического справочника «Правила русской орфографии и пунктуации» (под ред. В.В.Лопатина; М., Эксмо, 2006)

В 2006 году вышла из печати книга «Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник» (под ред. В. В. Лопатина, М., Эксмо, 2006) (далее – Справочник). В связи с ее появлением кафедра русского языка филологического факультета МГУ считает необходимым обсудить некоторые вопросы, касающиеся изучения и кодификации норм русской орфографии и пунктуации, и приглашает всех заинтересованных лиц принять участие в таком обсуждении.

1. Нужно ли изучать нормы русского правописания, изменять и добавлять правила?

Наше общество должно осознать, что работа с нормами правописания – очень важная и неотъемлемая часть филологической деятельности, причем она должна вестись на самом высоком академическом уровне и носить постоянный характер. Практика правописания должна изучаться, описываться, а затем, при появлении новых явлений, кодифицироваться. Без этого невозможно быстро и профессионально реагировать на конкретные вопросы пишущих – огромную потребность в этом демонстрирует, например, опыт сайта Грамота.РУ. Кроме того, мы должны смотреть вперед. Русская орфография и пунктуация далеко не идеальны, в них есть резервы для устранения избыточной, нефункциональной сложности, исключений и пр. Сейчас наше общество, что совершенно очевидно, не готово к каким-либо переменам в сфере правописания. Однако рано или поздно настанет момент, когда такие перемены будут востребованы, и лингвисты должны вести постоянную работу по выработке рекомендаций на этот счет, их обсуждению и экспериментальной проверке.

2. Кто должен заниматься изучением и совершенствованием норм русского правописания?

Появление Справочника – результат многолетней работы коллектива Института русского языка РАН им. В. В. Виноградова. В Институте этой работой занимается специальная группа, которую, как нам представляется, очень важно сохранять и укреплять. Ею подготовлен и орфографический словарь (см. «Русский орфографический словарь», под ред. В. В. Лопатина, изд. 1-е, М., 1999; изд. 2-е, М., 2005) (далее – Словарь), к которому отсылает вышедший справочник. Орфографический словарь является необходимым дополнением к правилам, поскольку в русском языке есть обширная зона «лексикализованных», т.е. регулирующих написание конкретных слов, правил. Сокращение числа таких словарных случаев там, где это возможно, – одна из важных задач работы по совершенствованию норм правописания. Однако устранить все такие случаи принципиально невозможно, и орфографический словарь всегда будет необходим.

Институт русского языка работает во взаимодействии с Орфографической комиссией РАН. Данная комиссия, работающая на общественных началах, помимо ученых включает в себя также представителей вузов и учителей. Она призвана обсуждать поступающие предложения по изменению в составе правил, их формулировкам и т. п. Принимала Орфографическая комиссия участие и в обсуждении текста вышедшего Справочника, высказав много замечаний и внеся конкретные предложения. Наличие двух органов – Института русского языка и такого «рекомендательно-совещательного» органа, как Орфографическая комиссия РАН, создает хорошую основу как для постоянного анализа состояния правописания, так и для выработки предложений по его совершенствованию.

Однако, как показало прошедшее обсуждение предварительных вариантов текста Справочника, изменение состава и формулировок правил (т.е. нормативного аспекта русского правописания) затрагивает настолько широкий круг людей, что при малейшей попытке что-либо здесь изменить возникает острая реакция. Поэтому все изменения должны быть тщательно продуманы и взвешены и должны вноситься только в случае их одобрения большинством участвующих в дискуссии специалистов. В идеале необходимо консолидировать мнение всего филологического сообщества. Достижима ли такая консолидация в принципе? Трудно сказать. Однако очевидно, что к ней нужно стремиться.

Нужно продумать специальные механизмы коллективного обсуждения, позволяющие к сотрудникам Института и членам Орфографической комиссии добавить максимально широкий круг специалистов – филологов и педагогов. В век Интернета эти механизмы достаточно очевидны – можно выставлять любой текст на специальном сайте (или на сайте Грамота.РУ) и собирать комментарии и отзывы о нем. Анализ и учет таких отзывов (как положительных, так и отрицательных) окажет неоценимую помощь при оценке и совершенствовании вырабатываемых учеными и практиками предложений. Таким образом, к двум главным субъектам деятельности по совершенствованию русского правописания добавился бы третий – коллективный разум всего филологического (и не только) сообщества.

3. Каков правовой статус правил, изложенных в Справочнике?

Данный вопрос имеет большое практическое значение. Он адресован, конечно же, не авторам Справочника и Словаря: они свою главную задачу выполнили, создав тексты, отражающие современную практику русского правописания.

Однако после выхода Справочника сразу возник вопрос о правовом соотношении нового Справочника и Словаря со «старыми» – «Правилами руссокй орфографии и пунктуации» 1956 г. (далее – «Правила» 1956 г.) и «Орфографическим словарем русского языка» (под ред. С. Г. Бархударова, С. И.Ожегова и А. Б. Шапиро).

В предисловии к вышедшему Справочнику сказано, что он призван восполнить неполноту «Правил» 1956 г., «…действующих до сих пор». Однако на обложке и на обороте титульного листа Справочник анонсируется иначе (кем? – вряд ли самими авторами) – как «новая редакция действующих „Правил русской орфографии и пунктуации“». «Новая редакция» — это совсем другой статус. Точно так же принципиально разными жанрами являются «Правила» и «Справочник». Ведь если перед нами новая редакция, то она отменяет старую в случае расхождений. Как пишут авторы Справочника, помимо дополнений к «Правилам» 1956 г. в его тексте есть и уточнения, ср.: «...подготовленный текст правил русского правописания не только отражает нормы, зафиксированные в «Правилах» 1956 г., но и во многих случаях дополняет и уточняет их с учетом современной практики письма» (с. 10). Добавим также, что в тексте Справочника изменены многие формулировки действующих правил, причем не только в плане уточнения, дополнения, но и в отношении самой логики их построения.

Как в этом случае быть со справочниками, учебниками, пособиями, основанными на «старой» редакции? Они устарели, отменяются? Формулировка «новая редакция» дает основания именно для такой трактовки. Она может привести к тому, что содержание Справочника незамедлительно, в том же огромном академическом объеме и в тех же «академических» формулировках, далеко не всегда улучшающих традиционные и часто не предназначенных для неспециалистов, перекочует в школу, в тесты и станет критерием оценки всеобщей грамотности. Формальным основанием для этого может послужить следующая фраза из Предисловия: «…данный справочник... предназначен для преподавателей русского языка, редакционно-издательских работников, всех пишущих по-русски» (с. 10). Поскольку такая сфера деятельности, как создание и издание новых учебников и пособий, экономически весьма выгодна, вероятность такого развития событий очень высока.

В связи с этим возникает потребность в обсуждении правового аспекта. Когда появляется новая редакция какого-либо нормативного документа, необходимо ее законодательное утверждение и ввод в действие. Если перед нами справочник, он заведомо должен опираться на действующие стандарты и не менять их, а поэтому в законодательном утверждении такой Справочник не нуждается. Если же это, как заявлено на обложке, «новая редакция» «Правил», то встает вопрос о правовой базе этого документа и, прежде всего, о порядке его утверждения.

Существует Постановление Правительства Российской Федерации от 23 ноября 2006 г. № 714, в котором сказано: «Министерство образования и науки Российской Федерации утверждает на основании рекомендаций Межведомственной комиссии по русскому языку список грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации (по результатам экспертизы), а также правила русской орфографии и пунктуации».

Упоминаемая в тексте Постановления Межведомственная комиссия по русскому языку была создана в 2004 г. В нее входят авторитетные ученые, в том числе директор Института русского языка, ректор МГУ, декан филологического факультета МГУ, ректор СПбГУ и др. Однако в какой мере эта комиссия способна учитывать мнение филологической общественности и как в ней организована научная экспертиза – пока непонятно.

О существовании данного Постановления и этой комиссии, скорее всего, неизвестно большинству составителей учебных пособий по русскому языку для школ и для подготовки абитуриентов. Поэтому можно прогнозировать появление уже к следующему учебному году пособий и тестов, ориентированных на Справочник и частично вступающих в противоречие с действующими нормами орфографии и пунктуации.

Действующие «Правила русской орфографии и пунктуации» 1956 г. были утверждены Академией наук СССР, Министерством высшего образования СССР и Министерством просвещения РСФСР. Сейчас времена другие, и, как у всякого специалиста, у филолога есть большое и вполне законное желание обойтись без вмешательства чиновников. Однако при превращении результатов научных исследований в стандарты, применяемые в практической деятельности, в том числе в обучении, процедуры законодательного принятия и утверждения избежать, очевидно, невозможно, поскольку она способствует унификации стандартов и их необходимой адаптации к условиям конкретной деятельности.

Из сказанного следует, что для того, чтобы Справочник превратился именно в новую редакцию «Правил», он должен быть не просто одобрен таким совещательным органом, как Орфографическая комиссия, но и принят после соответствующей экспертизы и рекомендации Межведомственной комиссии Министерством образования и науки РФ, как это записано в Постановлении № 714.

Пока же такого юридического утверждения текста Справочника в качестве новой редакции «Правил» 1956 г. не было. А поскольку его не было, то реальное положение дел таково: до окончательной доработки и принятия предложенного текста в качестве «новой редакции» «Правил» 1956 г. Справочник остается просто работой ряда авторов, а действующими считаются «Правила» 1956 г. (в их «старой» редакции) со всеми вытекающими из этого последствиями. И запуск вполне ожидаемого конвейера новых учебников и пособий на базе «новой редакции», а главное, под ее предлогом, осуществляться не должен.

Кроме того, в предисловии к представляемому на официальное утверждение тексту должно быть четко указано, каково его предназначение, и размытая формулировка «всем пишущим по-русски» тут недостаточна. Так, в предисловии к «Правилам» 1956 г. сказано: «Настоящие «Правила» должны служить основным источником для всех составителей учебников, словарей русского языка, специальных словарей, энциклопедий и справочников. Они должны быть необходимым практическим руководством для каждого, кто интересуется вопросами русского правописания. «Правила» не являются учебным пособием для школьного преподавания орфографии и пунктуации: как объем правил, так и характер изложения их, вытекающие из специфических задач свода, не соответствуют ни тому количеству сведений, ни тому методу обучения, которые установлены для школы» (с. 4).

Вопрос о том, в какой степени по своему содержанию текст Справочника может претендовать на роль обязательного источника для всех специалистов (но не школьников!), должен обсуждаться отдельно и, разумеется, до его официального утверждения.

4. Описание сложившихся норм правописания и создание правил, их отражающих, как две самостоятельные задачи.

Как показало обсуждение текста, положенного в основу Справочника, для успешной деятельности в сфере совершенствования правописания очень большое значение имеет осознание следующего факта: научное исследование и описание сложившейся практики и формулировка понятных всем правил правописания две самостоятельные задачи. Их самостоятельность вытекает уже из того, что при решении первой из них лингвист может и должен в полной мере использовать современный теоретический аппарат. При решении же второй он должен последовательно опираться на традиционную систему понятий, сложившуюся в редакторской практике и системе обучения. Кроме того, для исследователя все явления равны и ему важно описать их с максимальной полнотой, причем при их описании он может и должен пользоваться понятиями типа часто, может встречаться и пр. Для создателя же правил, т. е. текстов, предназначенных для практического применения, обучения грамотности и ее проверки, требуется иной подход: обязательное и наиболее важное должно быть отделено от факультативного и второстепенного, то, что нужно давать в словаре, должно быть убрано из правил и т. п. Логика правил должна быть максимально понятной и привычной; ее имеет смысл изменять только при явном выигрыше в простоте использования и уменьшении числа исключений. Везде должен быть хорошо разработан нормативный аспект, т. е. должно быть четко указано: в случаях А должно использоваться написание Х, в случаях B – написание Y, а в случаях С строгого правила не существует – здесь можно использовать X и Y (или: лучше использовать X, но можно и Y).

Выработка системы оценок норм с точки зрения их «жесткости» – очень важный и пока еще слабо разработанный аспект русского правописания. Случаи, когда написание зависит от замысла автора и широкого контекста, есть даже в русской орфографии. Именно эти случаи любят использовать недобросовестные составители тестов, выбирая для ответов правильный вариант непонятным даже для специалистов образом. Одна из важных задач исследователей и практиков – выявить такие зоны, дать для них четкие рекомендации и тем самым противопоставить зонам обязательным, строгим. Именно последние должны в первую очередь учитываться при оценке грамотности.

Однако зачастую проверка строится не на базовых, а как раз на редких, иногда факультативных с точки зрения специалиста правилах. Поэтому использование Справочника может послужить катализатором включения в проверочные задания тех зон действия правил, которые актуальны в практике редакторской и корректорской работы, но не являются критерием грамотного письма.

Не случайно многие филологи, учитывая существование таких вариативных зон правописания, говорят о необходимости выработки «необходимого минимума» знаний в этой области. Им обычно на это возражают, что частичное знание норм правописания невозможно: оно делает человека неграмотным. Но из этого вытекает, что от рядового носителя языка мы должны требовать знания правил правописания в том же объеме, что и от редактора. Это негуманно и абсурдно.

Выработка оптимальных, т. е. понятных и непротиворечивых формулировок правил, в том числе с тщательной разработкой их нормативной части (обязательно, возможно и т.п. ) – это особый вид работы, требующий хорошего знания педагогической практики, методики и психологии. Авторы Справочника пытались решить и эту задачу. Однако основные претензии, которые предъявлялись к тексту, положенному в основу Справочника, в том числе и членами Орфографической комиссии, были вызваны неоптимальным решением именно этой, нормализаторской задачи. Причем неоптимальным это решение являлось именно с точки зрения возможности использования предлагаемых формулировок в сфере обучения. Как отмечали сами авторы Справочника, эта задача и не была для них основной.

Поэтому для превращения правил, предложенных в тексте Справочника, в стандарт для обучения и проверки грамотности нужна специальная дополнительная работа. В ходе этой работы необходимо будет, в частности, сопоставить «действующие» формулировки правил с новыми и в случае их несовпадения определить, что эффективнее в плане обучения и понятности. Кто и как будет производить нормативную «адаптацию» материала Справочника – вопрос открытый. Однако совершенно очевидно, что такая работа необходима. При этом желательно, чтобы в этом приняло участие как можно большее число специалистов. Нужно отметить, что такая работа носит вполне традиционный характер и всегда проводится после выхода академических справочников и словарей. Так, предшествующий орфографический академический словарь, дополняющий «Правила» 1956 года, только к пятому изданию смог учесть все поправки и замечания. Была проведена также большая работа по адаптации к практической сфере самих «Правил» 1956 г. Одним из ее важнейших результатов явились знаменитые пособия Д. Э. Розенталя. Теперь появился новый более полный и современный текст, причем являющийся справочником, а не собственно текстом «Правил», и, значит, должна начаться работа по его анализу, осмыслению и практической адаптации. Важнейшей частью этой работы должно быть (а) выработка оптимальных формулировок предлагаемых правил; б) уточнение состава базовых, обязательных для всеобщего изучения правил. Только после этого можно обсуждать вопрос о перенесении новых формулировок и правил в сферу обучения и проверки знаний.

Самое неприятное, если, не дожидаясь результатов этой дополнительной и очень важной работы и зацепившись за формулировку «новая редакция правил», некоторые авторы школьных учебников, многочисленные составители пособий для абитуриентов и тестов (в том числе для ЕГЭ) попытаются вытеснить существующие классические учебники и пособия, заменив их на свои, «суперновые». В эти учебники, тесты и пособия могут попасть спорные и непонятные формулировки, частные исключения, факультативные написания, о необязательности которых сказано недостаточно четко, и многое другое, что дает прекрасный материал для составителей «заваливающих» тестов.

Если этот процесс начнется, его не смогут остановить ни авторы Справочника, ни какие-либо комиссии.

5. Выводы.

Обсуждаемый Справочник – это действительно важный этап в исследовании и совершенствовании нашего правописания. Он дает достаточно полную картину современного положения дел в орфографии и пунктуации. Это положение дел существенно изменилось, «расширилось» в связи с развитием новых сфер жизни, с возрастанием потребности в унификации правописания. Электронная сфера коммуникации делает «писателями» всех и вводит в оборот такие типы слов и оборотов, которые раньше были малоупотребительны (ср. наименования торговых марок и пр.). Справочник описывает ранее не фиксировавшиеся в такого рода изданиях нормы и заполняет большую часть лакун, возникших после выхода в свет «Правил» 1956 г. В этом отношении мы можем поздравить себя с тем, что у нас появился общий научный текст, фиксирующий современное положение дел в русском правописании на начало XXI века.

Вышедший Справочник не заявляется авторами как «новая редакция «Правил» 1956 г.» и таковой не является, если под сводом правил понимать нормативный стандарт, набор правил, которые используются в редакторской практике, процессе школьного обучения и при проверке знаний. Его неопределенный нормативный статус, сам жанр справочника, объем и способ подачи материала делает совершенно недопустимым перенос его содержания в учебники, пособия и тесты и использование его в качестве средства оценки грамотности. Действующие нормы зафиксированы в «Правилах» 1956 г., и все расхождения с ними следует рассматривать как нарушения. Соответственно, не могут быть объявлены устаревшими и недействующими все основанные на них справочники, пособия и учебники для средней школы.

Тем не менее Справочник создает хорошую основу для работы над нормативным стандартом – сводом правил русского правописания. И такая работа обязательно должна быть проведена. В ходе неизбежного осмысления и обсуждения текста Справочника могут быть не только улучшены те из традиционных формулировок, которые не отличаются ясностью, но и уточнен состав обязательных и «факультативных» правил, а также выявлены некоторые «болевые точки» нашей теории и практики. Не менее полезен и необходим сопоставительный анализ современных орфографических словарей с целью выявления и устранения имеющихся в них расхождений.

Кафедра русского языка считает своим долгом включиться в эту работу. Результаты нашего анализа предлагаемых в тексте Справочника формулировок и нормативных рекомендаций будут размещаться на сайте кафедры в разделе «Комментарии к Справочнику «Правила русской орфографии и пунктуации», орфографическим словарям, учебникам, пособиям и тестам по русскому языку».

***

Комментарии к тексту Справочника можно прочитать здесь. Эти комментарии принадлежат членам кафедры русского языка и объединены в общий текст. В этот же текст включены замечания Елены Сергеевны Скобликовой — профессора кафедры русского языка Самарского государственного университета, доктора филологических наук, заслуженного деятеля науки РФ; они были сделаны еще при анализе текста, положенного в основу обсуждаемого Справочника, но относятся и к окончательному тексту.

***

Кафедра русского языка участвовала в обсуждении проекта Свода правил русского правописания, положенного в основу Справочника. Отзыв кафедры об этом тексте можно прочитать здесь.


Научная деятельность — Обсуждаем словари, справочники, учебники
© Филологический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, 2005–2021. Контент сайта — Анастасия Уржа, техподдержка — Александр Варламов