1.2.5. Фонетические процессы праславянского периода

Тенденция к восходящей звучности

На протяжении всей праславянской эпохи в языке происходит ряд изменений, весьма различных внешне, но имеющих в своей основе одну общую тенденцию, которую можно охарактеризовать как тенденцию к восходящей звучности – установление в пределах слога обязательного распределения звуков в соответствии с их акустико-артикуляционными характеристиками по принципу увеличения звучности каждого последующего звука.

Эта тенденция была отмечена еще Ф. Ф. Фортунатовым, который писал о стремлении языка в праславянскую эпоху «избегать закрытых слогов». Однако такое объяснение было неполным, односторонним, так как ничего не говорило о судьбе консонантных групп. Более широкую трактовку указанного явления дал Н. Ван Вейк, рассматривая его как тенденцию к построению слога по принципу восходящей звучности, то есть к установлению в слоге обязательного распределения звуков в соответствии с их акустико-артикуляционными характеристиками по принципу увеличения звучности каждого последующего звука: установление обязательного следования от более «слабого» к более «сильному».

Именно действием тенденции к восходящей звучности определяются такие фонетические процессы, как:

  • утрата конечных согласных;
  • упрощение консонантных групп;
  • переразложение слогов;
  • монофтонгизация дифтонгов и дифтонгических сочетаний;
  • судьба дифтонгических сочетаний с носовыми согласными;
  • изменение сочетаний гласных с плавными согласными

Звучность определяется целым рядом факторов: работа голосовых связок, степень напряженности артикуляционных органов, большая или меньшая плотность преграды при артикуляции согласных.

Остается необъясненной сама тенденция. Очевидным является то, что сложилась она не сразу. Возможно, что начинающая свое действие в языке тенденция к восходящей звучности определяла те или иные фонетические изменения, результаты которых, в свою очередь, укрепляли тенденцию, вызывая необходимость дальнейших изменений. Видимо, первоначальным импульсом действия тенденции явилось стремление языка максимально противопоставить гласные и согласные. Полная реализация этой тенденции, которая не была достигнута, должна была привести к тому, что все согласные оказались бы в интервокальном положении, а все гласные – в интерконсонантном (т.е. к структурам типа CVCV или VCVC). Тем не менее группы согласных сохранились, и в них складывается определенные иерархические отношения, которые проявляются в четких и строгих правилах сочетаемости в пределах одного слога.

Действие "тенденция к восходящей звучности" функционально было связано с другой фонетической тенденцией праславянского периода – тенденцией слогового сингармонизма; между ними существовало определенное типологическое сходство.

Правила сочетаемости согласных в пределах консонантных групп в праславянский период

В праславянский период в результате действия тенденции к восходящей звучности внутри консонантных групп складываются определенные иерархические отношения, регламентирующие возможный порядок следования согласных в зависимости от их качества – четкие и строгие правила сочетаемости согласных в пределах одного слога.

  1. Особенно важной была позиция начала слова ввиду ее стабильности, определяемой тем, что именно начало слова связано с корнем, с основным носителем лексического значения. В начале слова в праславянский период были возможны следующие сочетания согласных:
    • фрикативные могли предшествовать всем остальным согласным. При этом в начале слова преобладала < s >, так как < z > и < ch > имели вторичное происхождение. Невозможным было сочетание двух следующих друг за другом фрикативных, а также сочетаний "взрывной+фриктивный", "сонорный+фрикативный":
    • шумные взрывные легко сочетались с последующими неслоговым сонантом (*pr, *tr, *kr, *kl, *gl), однако невозможным было сочетание двух взрывных;
    • носовые сонанты могли следовать только за шумным согласным; сочетание двух носовых было невозможно;
    • неносовые сонанты могли следовать за любым шумным согласным – фрикативным и смычным;
    • < j > мог следовать за любым согласным, а предшествовать в начале слова он мог только гласному.
  2. Таким образом, в начале слова складывается четкая регламентация сочетаемости согласных, не распространившаяся еще на другие позиции. В начале слова возникает определенный фонематический ритм в организации консонантной группы. В итоге устанавливается следующая последовательность согласных и слогообразующих в начале слова: фрикативный – смычный – сонорный (включая <v> и <j>) – слогообразующий. Этот порядок следования становится моделью для структуры консонантных групп и слогообразующих в других частях слова.
  3. В позиции конца слова происходит утрата конечных согласных.
  4. В позиции середины слова в группах соласных происходят различные изменения, которые могли сопровождаться изменением слоговых границ, что позволяло звукам в пределах одного слога выстроится по принципу восходящей звучности.

Закон слогового сингармонизма

Ряд фонетических процессов праславянской эпохи (палатализация согласных), а также некоторые процессы более раннего, протославянского периода (судьба лабиализованных гласных в сочетании c *j) являются результатом действия единой тенденции, получившей название тенденции к слоговому сингармонизму. Суть ее состоит в том, что звуки в пределах одного слога должны были быть артикуляционно близки друг другу. Слог стремился выстроиться по моделям: непалатальный согласный + гласный непереднего ряда; палатальный согласный + гласный переднего ряда. Качество звуков в пределах одного слога в данном случае может быть охарактеризовано терминами "диезность – бемольность".

В силу этого в словах, противоречивших этой тенденции, происходили соответствующие изменения, направленные на локализацию слога в единой артикуляционной зоне:

  • передвижение вперед артикуляции гласного под влиянием палатальности согласного;
  • палатализация согласного под влиянием гласного переднего ряда или [j].

В противоположность более раннему, протославянскому периоду, характеризующемуся иной структурой слога, возникает активное взаимодействие между звуками в пределах одного слога, интенсивная аккомодация и палатализация.

Между двумя основными фонетическими тенденциями праславянской эпохи, определивших фонетическую систему диалекта, который лег в основу старославянского языка, а также формирование фонетических систем других славянских языков,  – тенденцией к восходящей звучности и законом слогового сингармонизма - существует определенная связь.

Типологическое сходство между двумя основными тенденциями праславянского периода

Основными фонетическими тенденциями праславянского периода являются тенденция к восходящей звучности и закон слогового сингармонизма. Между ними обнаруживается определенное типологическое сходство:

  • Обе тенденции были направлены на превращение слога в единую целостную структуру, на автоматизацию и унификацию артикуляционной программы в пределах одного слога; тенденция к восходящей звучности вырабатывает строгий порядок следования сегментов в слоге. Тенденция к слоговому сингармонизму определяла единую зону артикуляции в пределах слога (переднюю – непереднюю).
  • Можно считать, что тенденция к восходящей звучности во многом обусловила действие тенденции к слоговому сингармонизму, так как именно она привела к объединению гласных и согласных в пределах слога в единую целостную структуру, что создало предпосылки к синтагматическому взаимодействию между ними, к максимальной их аккомодации. В пользу данного утверждения говорит тот факт, что все изменения, связанные со слоговым сингармонизмом, происходят в пределах нового слога, уже выстроенного по принципу восходящей звучности. Воздействия через границы слогораздела практически нет. Исключением является третья палатализация задненебных согласных, но это явление достаточно позднее.

Качественная дифференциация долгих и кратких гласных фонем

В праславянском языке начинают постепенно утрачиваться количественные противопоставления в системе гласных фонем, характерные для исходной вокалической системы. Это был длительный процесс, завершившийся уже в истории отдельных славянских языков.

Исходные гласные Длительность Ст.-сл. гласные
*a, *o краткий [o]
долгий [a]
*e краткий

[e]

долгий [ê]
*u краткий [ъ]
долгий [y]
*i краткий [ь]
долгий [i]

Таким образом, количественная противопоставленность гласных исходной фонетической системы в праславянском была утрачена. Однако поскольку праславянские гласные восходят к гласным, противопоставленным по длительности-краткости, можно предположить, что разные по происхождению гласные сохраняли количественные характеристики в фонетических системах и праславянского, и старославянского языка.

Происхождение гласного [о]

Вероятно, в праславянский период на месте индоевропейских кратких *  – * был известен лишь один краткий гласный [о]: славянскому [о] соответствуют *  – * в других индоевропейских языках:

Происхождение гласного [a]

Вероятно, в праславянский период на месте индоевропейских долгих *  – * был известен лишь один долгий гласный [a]: славянскому [a] соответствуют *  – * в других индоевропейских языках:

Происхождение гласного [e]

Индоевропейский краткий гласный [] в праславянский период не претерпевает качественных изменений:

Происхождение гласного []

Судьба Индоевропейского долгого гласного [] после твердых и мягких согласных была различной. После твердых согласных он давал [], а после мягких согласных он совпал с ['a]:

Обычно разная судьба [] после твердых и мягких согласных объясняется диспалатализацией [’], [’]. Ср.:

Происхождение гласного [ъ]

Индоеврпейскому * в праславянском языке соответствовал гласный [ъ]:

В некоторых окончаниях славянский [ъ] происходит из *, развившегося из индоевропейского * в позиции конечного закрытого слога:

Происхождение гласного [y]

Индоеврпейскому * в праславянском языке соответствовал гласный [y], если он находился перед согласным и на конце слова:

Происхождение гласного [ь]

На месте [] исходной фонетической системы в праславянском имеем гласный [ь]:

Происхождение гласного [i]

Индоевропейский [i] в праславянском языке сохраняется без каких-либо качественных изменений:

Переразложение слогов

В праславянском яыке закономерность, согласно которой шумные не могли прикрывать слог, распространялась на слоги середины слова. Под влиянием тенденции к восходящей звучности в середине слова происходит переразложение слогов: шумные согласные, прикрывавшие слог, повсеместно отходят к следующему слогу, т.о. слоги становились открытыми:

В результате согласные, ранее бывшие по разным слогам, теперь объединяются в пределах одного слога и стали образовывать фонетические сочетания, которые должны были строиться по правилам, регламентирующим построение консонантных групп. В подобных группах согласных происходят разные изменения, которые в целом могут быть охарактеризованы как упрощение консонантных групп.

Упрощение консонантных групп

Под влиянием действия тенденции к восходящей звучности в праславянский период складываются определенные правила, регламентирующие возможный порядок следования согласных звуков в пределах консонантных групп в середине слова. Группы согласных, не соответствовавшие этим правилам, подвергались упрощениям:

  • "фрикативный+фрикативный": это были новые геминаты, и они подвергались упрощению на стыке морфем, подобном более древнему упрощению индоевропейских геминат. Но, в отличие от более древних геминат, в данном случае предшествующий гласный удлинялся:
  • "взрывной+взрывной": если это были согласные одного места образования, то характер изменения данной группы, которое могло сопровождаться ассимиляцией по глухости-звонкости, свидетельствует о том, что это новые геминаты. В отличие от индоевропейских геминат, здесь происходила диссимиляция по способу образования. В качестве примера можно привести образование форм инфинитива:

  • Консонантные группы, состоящие из взрывных согласных разного места образования, утрачивали первый согласный:

  • "смычный+фрикативный": упрощение группы шло в пользу спиранта:

*ks > *kch > [ch]
НО:
*kst > [st]
  • "взрывной+носовой": упрощение шло за счет первого звука

  • "носовой+носовой": утрачивался, как правило, первый согласный:

  • "губной+губной": упрощение осуществлялось за счет утраты второго согласного:

  • "*tl, *dl": судьба этих сочетаний в славянских языках была различной. Это свидетельствует о том, что процесс происходил позже других и в его результатах отразились диалектные различия:
Южные и
восточные языки
Западные языки

Монофтонгизация дифтонгов

Дифтонги, унаследованные из протославянской эпохи, противоречили тенденции к восходящей звучности: в их составе более звучный элемент (слоговой гласный) предшествовал менее звучному неслоговому гласному. На праславянской почве они подверглись монофтонгизации, результат которой зависел от фонетической позиции дифтонга в словоформе.

Если дифтонг оказывался перед гласным, то дифтонг распадался на два элемента и неслоговой его компонент отходил к следующему слогу:

В то же время перед согласным и в конце слова дифтонг сохранял свою целостность. Важным в данном случае является то, что на базе формирования новой структуры слога возникает предпосылка к более интенсивному взаимодействию звуков в пределах слога, их ассимиляции. Это еще более усугубляется функциональной слитностью дифтонга, что и привело в конечном счете к ассимилятивному слиянию его компонентов: неслоговой полугласный звук сливался воедино со слоговым гласным:

  1. То же произошло с ранними заимствованиями, содержавшими данный дифтонг. В качестве примера можно привести имя римского императора, заимствованное славянскими языками через германские языки, обозначавшее монарха:

  2. Тот же дифтонг в позиции конца слова (в окончаниях), находясь под нисходящей интонацией, имел другой результат монофтонгизации:

    В данном случае конец слова предстает как специфическая фонетическая позиция, в которой происходит дополнительное сужение гласного. Важно, что впервые в истории славянских языков мы сталкиваемся с явлением, для которого релевантным оказывается не положение в слоге, а положение в словоформе.


  3. В некоторых славянских словах находим [i] на месте этого индоевропейского дифтонга, который монофтонгизировался в результате ассимиляции слогового элемента * неслоговому *:

  4. Может быть, изменение этого дифтонга было более ранним, чем остальных, поскольку в этом дифтонге оба элемента были гласными одного ряда:


  5. Результат монофтонгизации этого дифтонга отличался от предыдущего тем, что перед гласным [e] выделялась палатальная артикуляция, которая оказывала палатализирующее (смягчающее) действие на предшествующий согласный. Воздействие неслогового [] сказалось в том, что монофтонг стал узким и лабиализованным:

Утрата дифтонгов привела к существенным изменениям в фонетической системе праславянского языка.

Изменения в фонетической системе праславянского языка, обусловленные монофтонгизацией дифтонгов и дифтонгических сочетаний

В результате монофтонгизации дифтонгов и аналогичным изменениям дифтонгических сочетаний в фонетической системе праславянского периода произошли следующие изменения:

  1. Монофтонгизация дифтонгов привела к появлению новой непередней фонем <>, особенность которой была в том, что она могла находиться после [j]. К этому моменту, вероятно, закончился процесс изменения лабиализованных гласных после [j], о чем свидетельствует сохранение [u] в . Таким образом, было разрушено правило, согласно которому сочетание «палатальный + лабиализованный» («диезный + бемольный») было невозможно.
  2. Гласные, возникшие в результате монофтонгизации дифтонгов, были долгими, они не имели кратких коррелятов. Этим нарушались квантитативные корреляции гласных фонем, унаследованные из фонетической системы протославянского периода. В связи с этим у гласных начинают постепенно переходить на второй план количественные различия, что привело в дальнейшем к полному распаду квантитативных (количественных) корреляций. Это стало одним из важных этапов качественной дифференциации древних гласных.
  3. Поскольку монофтонгизация дифтонгов и дифтонгических сочетаний (дифтонгоидов) с носовыми согласными происходила только между согласными, а в положении перед гласными неслогообразующий отходил к другому слогу, возникли новые праславянские чередования:

Судьба дифтонгических сочетаний с носовыми гласными

Судьба дифтонгических сочетаний с [n], унаследованных из протославянской эпохи, аналогична судьбе дифтонгов: они сохранились в положении перед гласными (пережив распадение на два элемента и перераспределение по слогам), но изменились перед согласными и в конце словоформы: они монофтонгизировались путем ассимилятивного слияния. При этом носовой элемент, ассимилируясь с гласным, сообщал последнему носовой призвук, в результате чего образовались долгие носовые гласные.

В старославянскую эпоху нашли отражение 2 носовых гласных:



В ряде случаев в позиции конца слова назализация не происходила; влияние позиции конца слова могло приводить к сужению гласного, изменению его ряда и подъема, что препятствовало образованию носового гласного. В качестве примера можно привести образование окончаний 1-го лица ед. числа и 3-го лица мн. числа аориста:

Изменение дифтонгических сочетаний с носовыми гласными оказало влияние на фонетическую систему праславянского языка (возникли новые чередования).

Изменения в фонетической системе праславянского языка, обусловленные монофтонгизацией дифтонгов и дифтонгических сочетаний

В результате монофтонгизации дифтонгов и аналогичным изменениям дифтонгических сочетаний в фонетической системе праславянского периода произошли следующие изменения:

  1. Монофтонгизация дифтонгов привела к появлению новой непередней фонем <>, особенность которой была в том, что она могла находиться после [j]. К этому моменту, вероятно, закончился процесс изменения лабиализованных гласных после [j], о чем свидетельствует сохранение [u] в . Таким образом, было разрушено правило, согласно которому сочетание «палатальный + лабиализованный» («диезный + бемольный») было невозможно.

  2. Гласные, возникшие в результате монофтонгизации дифтонгов, были долгими, они не имели кратких коррелятов. Этим нарушались квантитативные корреляции гласных фонем, унаследованные из фонетической системы протославянского периода. В связи с этим у гласных начинают постепенно переходить на второй план количественные различия, что привело в дальнейшем к полному распаду квантитативных (количественных) корреляций. Это стало одним из важных этапов качественной дифференциации древних гласных.
  3. Поскольку монофтонгизация дифтонгов и дифтонгических сочетаний (дифтонгоидов) с носовыми согласными происходила только между согласными, а в положении перед гласными неслогообразующий отходил к другому слогу, возникли новые праславянские чередования:

Изменение сочетаний гласных с плавными согласными

Тенденции к восходящей звучности не соответствовали дифтонгические сочетания с плавными сонорными согласными [r] и [l]. Эти дифтонгические сочетания испытывали воздействие тенденции, однако ее реализации препятствовала гораздо меньшая способность к ассимиляции [r] и [l], по сравнению с носовыми согласными и [] и []. Поэтому они еще сохранялись в период монофтонгизации дифтонгов, однако под влиянием всех предшествующих процессов позиция конца слова начинает восприниматься исключительно как позиция гласного (а не согласного или дифтонга). Внутри тенденции к восходящей звучности формируется закон открытых слогов, как бы доводящий тенденцию до ее полной реализации.

В новых условиях сочетания с плавными осознаются уже как закрытые слоги с нисходящей звучностью, которые подлежат удалению как несоотвествующие основным системным фонетическим закономерностям. В этом смысле изменение сочетаний с плавными является вершиной реализации тенденции к восходящей звучности.

Судьба дифтонгических сочетаний с плавными складывалась различно в зависимости от следующих факторов:

  • качество слогового гласного в сочетании;
  • позиция начала или середины слова;
  • качество звука, находившегося после сочетания (гласный или согласный).

Если сочетание находилось в позиции перед гласным, то согласно общей тенденции к переразложению слогов происходило изменение границы слогораздела, и, как следствие, перераспределение гласных и согласных между слогами:

После завершения изменений сочетаний с плавными принцип открытого слога, возникший в рамках тенденции к восходящей звучности, оказался полностью реализованным: в языке не оказалось закрытых слогов. С другой стороны, открытие слогов – результат полной реализации и завершения тенденции к восходящей звучности.

Судьба дифтонгических сочетаний с плавными в середине слова между согласными

Изменение дифтонгических сочетаний с плавными в середине слова между согласными (сочетания типа , где t - любой согласный) былo по-разному отраженo славянскими языками.

  • В южных славянских языках (каковым является старославянский), а также в некоторых западных (чешском и словацком) происходила метатеза, сопровождаемая удлинением гласного:
  • В восточных языках и других западных (польском, кашубском, сербо-лужицких, полабских) метатеза не сопровождалась удлинением гласного. Вместо этого развивался новый гласный (сначала бывший лишь вокалическим пазвуком), по качеству совпадавший с прежним:

Далее – в восточнославянских языках (в частности, в русском) этот развившийся звук стал гласным полного образования, а польском, кашубском, сербо-лужицких, полабском – он был утрачен:

Близость результатов изменения сочетаний типа *tort в восточных языках и западных языках лехитской группы можно объяснить определенным сближением между этими диалектами в определенный период праславянского языка.

Результаты изменения дифтонгических сочетаний с плавными по типу *tort > trat принято называть неполногласием, а по типу *tort > torot  – полногласием.

По поводу объяснения механизма данных изменений в литературе существуют различные мнения.

Развившиеся на месте дифтонгических сочетаний с плавными неполногласие совпали с исконными сочетаниями , которые находились между согласными в одной морфеме в словах типа .

Чтобы различать эти сочетания, следует помнить о том, что исконные одинаково звучат во всех славянских языках; если же слово содержит неполногласие, развившееся в результате преобразования дифтонгического сочетания с плавным, то ему в других славянских языках будут соответствовать иные сочетания звуков (в частности, полногласие в восточных славянских языках).

Объяснение механизма изменений дифтонгических сочетаний с плавными

Некоторые исследователи (например, Р. Нахтигал) полагали, что в силу невозможности убедительно объяснить механизм изменения сочетаний типа *trt и др. следует фиксировать лишь начальный и конечный этапы развития. Ф. Ф. Фортунатов связывал историю этих дифтонгических сочетаний с тем, на каком элементе сочетания сосредотачивалась долгота слога. Он показал, что в языках южных славян, также у чехов и словаков долгота слога сосредотачивалась на гласном, потому происходили изменения типа *trt > *trt, а далее для ликвидации закрытости слога происходило перераспределение элементов дифтонгического сочетания между разными слогами: *trt > *t-rt. В этом случае возникала позиционная слоговость плавного *t--t, но она была неустойчивой в силу кратости [], в результате происходила метатеза и удлинение гласного: *trt. В языках же восточных и северо-западных (лехитских) языков долгота было сосредоточена на втором элементе дифтонга - на плавном [r], [l]  – и утрачивалась за счет развития вокалического элемента после плавного: *trt > *t-rt > *t--t > *trot. Этот гласный был подобен гласному, находящемуся перед плавным. Далее гласные количественно уравнивались *torot > torot. В лехитских же диалектах развитие нормального гласного после плавного было связано с редукцией и позднейшим исчезновением гласного перед плавным.

Судьба сочетаний *r, *l в начале слова

Судьба дифтонгических сочетаний *r, *l в начале слова перед согласными (в корне или приставке) отлична от судьбы этих сочетаний в середине слова.

В положении перед гласными сочетания не подверглись изменению, так как плавный согласный отходил к началу следующего слога, и оба звука сохранялись в исходной последовательности:

В положении же перед согласными под влиянием тенденции к восходящей звучности эти дифтонгические сочетания подверглись изменению:

  1. В диалектах южных славян изменение было таким же, как в положении между согласными
  2. В восточных и западных славянских языках изменения зависели от того, с какой интонацией произносились сочетания:
    • Если сочетание находилось под восходящим ударением, то во всех славянских языках изменение было таким же, как в южнославянских диалектах:
    • Если же сочетание находилось под нисходящим ударением, то эти сочетания переживали метатезу, но без удлинения гласного и его последующего расширения (видимо, циркумфлексная интонация препятствовала расширению гласного):

В немногих словах предков южных славян возник и другой результат: происходила метатеза без удлинения гласного: *rt > rt: в Супрасльской рукописи, отражающей черты говоров восточной Болгарии, наряду , находим:

В языке предков болгар отразилась и еще одна тенденция – после плавного развивался [ъ]: *lt > lъt:

Предполагается, что метатеза в начальных *rt, *lt произошла позже, чем аналогичные изменения сочетаний типа *trt.

После завершения изменений сочетаний с плавными принцип открытости слога в рамках сформировавшейся ранее тенденции к восходящей звучности оказался полностью реализованным: в языке не осталось закрытых слогов.


Сочетания плавных согласных с редуцированными гласными *, *

Сочетания плавных согласных с редуцированными гласными в позиции между согласными *trt, *tlt,*trt, *tlt не соответствовали тенденции к восходящей звучности.

В старославянском языке последовательность "плавный согласный + редуцированный гласный" обозначала звуки, разные и по своему качеству, и по происхождению:

  • слоговые [], []:

  • сочетание плавного с редуцированными [ъ], [ь]:

Различить эти написания помогают факты современного русского языка.

Слоговость [], [] развивается уже на славянской почве. Как известно, слоговые согласные исходной фонетической системы были утрачены в протославянский период. Можно предположить следующую схему развития слоговости плавными в праславянском языке, отражающую переход  – в редуцированные сверхкраткие [ь], [ъ], а также их последующую ассимиляцию с плавными:

Слоговые согласные развились в южных и и ряде западных славянских диалектах (чешского и словацкого ареала). В восточных и северо-западных диалектах завершающая стадия – развитие слоговости плавного сонорного согласного – не была, вероятно, достигнута, в результате чего достаточно рано восстановилось сочетание гласного с плавным, о чем свидетельствуют факты древнерусского языка:

Палатализация согласных

Палатализация согласных перед *j

Одно из проявлений тенденции к слоговому сингармонизму в праславянском языке заключалось в том, что консонантная группа в пределах слога стремилась к артикуляционной однородности, прежде всего связанной с зоной артикуляции. В связи с этим, если в составе консонатной группы был [j] (единственный палатальный согласный системы консонантизма протославянского периода), то вся консонантная группа подвергалась качественным изменениям. Процесс мог иметь только регрессивный характер, так как в исходной фонетической системе [j] (< []) мог быть только в конце консонантной группы. [j] сообщал предшествующему согласному (или группе согласных) палатализованный характер, при этом сам исчезал, как бы растворялся в артикуляции предшествующего согласного. Палатализации подвергались все согласные без исключения; зона их образования при этом смещалась в сторону среднего неба:

  • Задненебные согласные [k], [g], [ch], смещая место своего образования вперед, по направлению к среднему небу в позиции перед [j], превратились в мягкие палатализованные согласные; при этом смычные взрывные [k], [g] изменяли способ образования, приобретая фрикативный или смычно-проходной характер:

  • Предполагается, что преобразование *gj тоже прошло стадию аффрикаты *, однако потом происходит утрата затвора и аффриката превращается во фрикативный согласный [].

  • Палатализация зубных фрикативных согласных [s] и [z] также сопровождалось смещением зоны артикуляции по направлению к среднему небу, но уже назад. В результате рефлексы палатализации зубных оказались идентичны результатам палатализации задненебных согласных – развились передненебные фрикативные звуки: [] и []:

  • Переднеязычные сонанты [r], [l], [n] в позиции перед [j], не меняя своей основной артикуляции, становились палатализованными, то есть мягкими:
  • Зубные смычные [t], [d] в позиции перед [j] также передвигались в зоне своей артикуляции по направлению к среднему небу. В результате слияния с [j] возникали долгие палатализованные согласные:
  • Результаты их дальнейших преобразований являются одним из главных фонетических отличий между тремя группами славянских языков.

    1. В западнославянских языках долгие палатализованные смычные развили после себя свистящий призвук, т.е. стали смычно-проходными звуками (аффрикатами):
    2. В южнославянских языках фрикативный призвук развился и после, и перед палатальным смычным; в результате дальнейших преобразований данной фонетической группы в разных славянских языках южного ареала получались различные результаты:
    3. В восточнославянских языках долгие палатальные смычные развили после себя передненебные спиранты, затем звонкая аффриката утратила начальную смычку, в результате чего стал произносится палатальный передненебный спирант:

  • Губные согласные [m], [b], [p], [v] в позиции перед [j] развивали [l]-образный призвук, который затем превратился в согласный полного образования  – l-epenteticum.

Этот процесс отразился во всех славянских языках, если группа "губной + [j]" была внутри корня. На стыке корня и суффикса или флексии процесс происходил позднее, и его результаты были неодинаковыми в разных славянских языках: в ряде говоров здесь также развилось сочетание губного с l-epenteticum, в других говорах (болгарском, македонском и западнославянских) [j] смягчил предшествующий согласный и ассимилировался с ним: ср. русск. земля, польск. ziemia, чешск. zeme, болгар. земя. Утрата неначального l-epenteticum явилось одним из позднейших изменений системы консонантизма старославянского языка, отраженным в ряде старославянских памятников.


Изменение групп согласных перед [j]

В случае, если перед [j] была группа задненебных и зубных согласных, она в целом имела тенденцию к палатализации. Проявлялось это по-разному в разных группах:

  • вся группа могла сливаться в один палатализованный звук – аффрикату:

  • Процесс в целом носил общеславянский характер, но затем по диалектам происходили изменения. Так, в говорах, которые легли в основу языка первых памятников, конечный элемент был утрачен. Поэтому в старославянских памятниках мы находим [], []:

  • происходила раздельная палатализация каждого согласного (это явление имело место только в южных и отчасти восточных языках):


Палатализация согласных перед гласными переднего ряда

Палатализирующее воздействие гласных переднего ряда на согласные было аналогичным воздействию [j], однако отличалось значительно меньшей интенсивностью, что, вероятно, связано с особенностями слоговой структуры праславянского периода,  – установлением в пределах слога обязательного распределения звуков в соответствии с их акустико-артикуляционными характеристиками и, как следствие,  – фонематической противопоставленностью гласных и согласных. Общая тенденция, обуславливаемая законом слогового сингармонизма, в данном случае была реализована только по отношению к задненебным согласным, которые были наиболее чувствительны к палатализационным процессам. Задненебные согласные в сочетании с гласными переднего ряда повсеместно подвергались палатализации. Что касается всех остальных согласных, то если палатализирующее воздействие гласных переднего ряда и имелось,  – оно не привело к изменению их основной артикуляции. Большинство исследователей вслед за Н. Ван-Вейком считают, что в этой позиции происходило частичное смягчение согласных, в результате чего они становились полумягкими.

Палатализация задненебных была процессом, актуальным в течение длительного времени, в силу чего он прошел несколько стадий.

Особая судьба была у групп согласных перед гласным ; они также подвергались определенным изменениям.


Первая палатализация задненебных согласных

Первая палатализация задненебных согласных – это процесс изменения твердых задненебных согласных [k], [g], [ch] в мягкие шипящие передненебные согласные [], [] (через стадию []), [] в позиции перед древнейшими гласными переднего ряда (до монофтонгизации дифтонгов), который явился результатом действия тенденции к слоговому сингармонизму:


Образованные звуки [], [], [] по своему происхождению были позиционными вариантами заднеязычных фонем (их появление было полностью обусловленной фонетической позицией). Но со временем они стали самостоятельными фонемами. Обретение ими самостоятельного фонематического статуса еще в праславянском языке определялось особенностями фонетической системы того периода:

  • параллельно происходило изменение заднеязычных согласных с аналогичными результатами и в иной позиции – перед [j];
  • после перехода *e > 'a после мягких шипящих; в результате в словах типа присутствие шипящих уже не было обусловлено позицией.

Переход позиционных чередований задненебных и шипящих в морфологические, вероятно, окончательно завершился после падения редуцированных, когда шипящие оказались в позиции перед согласным: .

Первая палатализация задненебных согласных обусловила появление в славянских языках чередования задненебных и шипящих согласных в тех случаях, когда в корне были представлены древнейшие чередования гласных, а также на конце морфем при словообразовании и словоизменении:

Первая палатализация охватила все случаи положения [k], [g], [ch] перед гласными переднего ряда недифтонгического происхождения – [], [], [], []. После монофтонгизации дифтонга [] задненебные согласные оказались в позиции перед гласными переднего ряда, но действие первой палатализации к этому времени уже закончилось, поэтому заднеязычные согласные подверглись иным изменениям.


Переход * в ['а] в процессе палатализации задненебных согласных

Смягчение задненебных согласных в ходе первой палатализации перед * привело к тому, что происходила диспалатализация и гласный изменял свое качество по ряду и подъему. Таким образом, вместо [], который возникал в результате качественной дифференциации гласных на месте исходного *, в данном случае имеем [a]:

Вторая палатализация задненебных согласных

Вторая палатализация задненебных согласных – это процесс изменения твердых задненебных согласных [k], [g], [ch] в свистящие согласные [c], [z] (через стадию []), [s] перед гласными переднего ряда дифтонгического происхождения. У [ch] была особая судьба – результатом его изменения мог быть и []:


Действие второй палатализации задненебных было обусловлено тем, что после монофтонгизации дифтонга *, начинавшегося на гласный непереднего ряда, изменилась позиция для задненебных согласных: они вновь оказались перед гласными переднего ряда [i], []. Поскольку действие тенденции к слоговому сингармонизму сохраняло актуальность, твердые задненебные должны были подвергнуться палатализации.

Не имеет однозначного решения вопрос о степени смягченности звуков [c], [z], [s], [], появившихся в результате второй палатализации, что отличает их от звуков, появившихся в процессе третьей палатализации. Можно думать, что в артикуляционном отношении результаты второй палатализации представляли ту степень смягчения, которую принято называть полумягкостью: [c.], [z.], [s.], [.]


Судьба [ch] в процессе второй и третьей палатализаций

Результаты второй и третьей палатализации задненебных для [ch] оказались различны по диалектам праславянского языка: в южных и восточных диалектах мы находим [s.], в западных - []:

Третья палатализация задненебных согласных

Третья палатализация задненебных согласных - это процесс изменения твердых задненебных согласных [k], [g], [ch] в мягкие (палатализованные) свистящие согласные [c'], [z'], [s'] под воздействием предшествующих гласных переднего ряда. Так же, как и в процессевторой палатализации результатом изменения [ch] мог быть и []. Палатализация *g шла через стадию []:

Третья палатализация имеет особый характер, прогрессивный. В отличие от первой и второй палатализаций здесь процесс идет не под влиянием последующего гласного, а предыдущего. Поскольку в эту эпоху действовал закон открытых слогов, то мы имеем в данном случае межслоговое воздействие.

Результаты третьей палатализации параллельны результатам второй, но имеют ряд отличий:

  • возникающие в результате третьей палатализации свистящие, безусловно, были мягкими. Об этом свидетельствует то, что после [c'], появившегося в ходе этого процесса, не может употребляться буква , она заменяется , как в мягкой разновидности склонения:

  • особенность третьей палатализации в ее нерегулярности, но устойчивости, тогда как вторая палатализация, напротив, характеризовалась регулярностью и неустойчивостью. Вот почему третья палатализация проявляется факультативно: в абсолютно тождественных фонетических позициях ее результаты могут присутствовать или отсутствовать:

Вследствие нерегулярности результатов третьей палатализации достаточно трудно описать ее условия протекания.

Иногда третью палатализацию называют бодуэновской, так как именно И.А. Бодуэн де Куртенэ впервые обратил внимание на этот процесс и попытался истолковать его.

Условия протекания III палатализации

Условия протекания третьей палатализации до конца не выяснены, но можно выявить определенные закономерности:

  • достаточно регулярно процесс шел после *, *:

  • при этом * воздействовал не только в случае непосредственного контакта, но и будучи в составе дифтонгических сочетаний, оканчивающихся на [r], [n]:

  • после процесс практически не имел места, что демонстрируют формы аориста:
  • не происходила палатализация и после *, *i дифтонгического происхождения:
  • На течение процесса влияли, вероятно, последующие звуки – [], [], а также суффикс [n]:

Таким образом, третья палатализация происходила в определенных условиях – после старославянских [i], [ь], [], [], но не перед * (> [y]), * (> [ъ]) и не перед суффиксом [n].


Относительная хронология процессов палатализации под влиянием гласных переднего ряда

  • Третья палатализация была позже первой. Об этом свидетельствует звательная форма существительных, где [] < *k по первой палатализации, например, . Это значит, что изменение *k > [] произошло раньше, чем *k > [с'] по третьей палатализации, еще тогда, когда слово , как и все слова с суффиксом на -*-, принадлежало к твердому типу склонения, в связи с чем закономерно образование звательной формы. И лишь потом слово перешло в мягкий тип склонения.
  • Относительная хронология второй и третьей палатализаций является спорным вопросом. Традиционно третья палатализация считается более поздним явлением. В пользу этого свидетельствует нерегулярность процесса, которая может быть объяснена кризисным состоянием фонетической системы в эпоху распада праславянского языка. Кроме этого, третья палатализация представляет собой новый этап – межслоговой аккомодации и межслогового сингармонизма, в отличие от специфики структуры слога, характерной для праславянского периода. Являясь прямым развитием актуальной для праславянского периода тенденции к слоговому сингармонизму, третья палатализация знаменует ее разрушение. На смену слоговому сингармонизму, когда действие фонетический изменений было строго ограничено границами слога, приходит межслоговое взаимодействие звуковых единиц, приводящее к размытости слоговых границ. Об этом свидетельствую фонетические явления старославянского языка: чередование сильных и слабых редуцированных в пределах слова, падение редуцированных, наличие редуцированных верхнего подъема [], []. И, таким образом, относясь к «классическим» праславянским процессам, третья палатализация связана с более поздними тенденциями в языке.

Изменение групп согласных перед *

Изменению подвергалась группа *kt (исконная или из *gt) перед гласным переднего ряда : *kt> ['] > [t't'], развивавшая фрикативный призвук [] в южнославянских и восточнославянских диалектах и призвук [s] в западных диалектах:

В дальнейшем начальный (в восточнославянских и западнославянских языках) или конечный (в южнославянских языках) фрикативный призвук был утрачен, и в памятниках мы находим:

Явления конца слова

В конце слова происходили процессы, не характерные для фонетики середины слова в отношении тех же звуков и звуковых сочетаний. Конец слова фонетически мог быть ослабленным в большей или меньшей степени, что зависело от значения слова, формы слова в речи, частоты его употребления, особенностей произношения (возможно, было убыстренное, скороговорочное произнесение некоторых форм):

  • по мнению А. М. Селищева, некоторые глагольные формы переживают бóльшую степень редукции, чем формы имен;
  • значительной редукции подвергаются частицы;
  • наречия могли подвергаться сильной редукции в зависимости от частотности их употребления (при этом редуцироваться мог не только конец слова, но и все наречие в целом);
  • такие же изменения могли касаться имен счета и имен, употребляемых при обращении к кому-либо.

Результаты ослабления (редукции) конца слова проявились в следующих фонетических явлениях:


Утрата конечных согласных

Утрата конечных согласных [t], [d], [s], [r], [n] - достаточно ранний процесс праславянской эпохи, вызванный действием тенденции к восходящей звучности. Он состоял в том, что группы согласных в конце слова начинают изменяться.

  1. Утрачиваются конечные шумные согласные:

  2. Конечный [*-n] также подвергался редукции, однако осуществление ее не вполне ясно. Вероятно, если [*-n] предшествовал долгий открытый гласный, появлялся носовой:

  3. Возможно, первоначально было такое изменение:

    Однако в более позднее время эти гласные утратили назальность. Замена была вызвана тем, что в славянской фонетике была и сохраняется тенденция не открывать входа в носовую полость при высоком подъеме спинки языка:

    Особая ситуация с предлогами и префиксами на [*n] (*kъn, *vъn, *sъn, *n). Перед гласными и [j] [*n] сохранился, а перед согласными [*n] переходил в []:

    Со временем предлоги *kъn, *vъn, *sъn не перед гласными и [j] утратили [n]:

В результате утраты согласных в конце слова появляется большое количество открытых слогов.


Отвердение конечных согласных

В связи с общей тенденцией к ослаблению конечного слога происходило отвердение согласных в его пределах. Этот процесс происходил в славянских языках в разное время. В качестве примера можно привести отвердение t' в окончании 3 л. ед. и множ. числа настоящего времени глаголов:

  • Как показывают факты старославянского языка, этот процесс произошел достаточно рано в диалекте, легшем в его основу. В связи с этим произошло изменение гласного [ь] > [ъ]; старославянские памятники представляют 3 л. ед. и множ. числа настоящего времени с окончанием [tъ]:
  • Рано отвердел t' также в диалектах, легших в основу болгарского и западнославянских языков;
  • Позднее происходило отвердение в восточнославянских диалектах. Восточнославянские памятники XI-XII в. представляют это окончание в виде.

В указанных глагольных формах фонетические явления позиции конца слова могли приводить к полной утрате конечного [t], что также в разных славянских языках происходило не одновременно. В среднеболгарскую эпоху, как об этом свидетельствуют памятники, чаще употреблялись формы без [t]; в современных болгарских говорах формы 3-го лица единственного числа не имеют [t]. Только говоры на западе Македонии до сих пор представляют форму 3-го лица единственного числа с [t].


Качественные изменения конечных гласных

В позиции конца слова происходило усиление лабиализации гласного среднего подъема [*], что приводило к тому, что он становился гласным верхнего подъема []. Гласный [*] переходил в [] в следующих конечных сочетаниях:

  1. В сочетаниях *n, *s:

  2. Исключение составляли имена существительные среднего рода: *gn (лат. jugum), *slvs, – где [] появилось под влиянием формы И., В. п. местоимений .

  3. В конечных сочетаниях [*ns], [*ns] в праславянский период имело место удлинение краткого гласного перед группой [*ns], при этом [n] утрачивался, следовательно:
  4. Ту же судьбу имело сочетание [*nts], переходившее в [ns] по закону восходящей звучности:
  5. После *j судьба сочетания *ns (из *nts) неясна. Вероятно, в старославянском языке [*jns] > [jns] > [j], поскольку, например, формы В. п. мн. ч. существительных с основой на *j предполагают именно такие изменения. Подобные изменения пережили слова на [*jnts]:
  6. Однако после мягкого согласного окончания этих форм (В. п. мн. ч. основ мужского рода на *j, В.-И. п. мн. ч. основ женского рода на *j, Р. п. ед. ч. основ на *j) были неодинаковыми по славянским диалектам: kn’в диалектах, легших в основу южнославянских языков, и kn’в группах, легших в основу восточнославянских и западнославянских языков.

  7. В форме Т. п. мн. ч. основ существительных на * находим окончание [y], [i]. Вероятно, сочетание [*ois] претерпело такие изменения:
  8. В результате лабиализации *ois перед конечным *s, по мнению А. М. Селищева, в итоге преобразований возникает дифтонг [u], вообще близкий к [y]. Получив в конце слова ослабление, он сливается с [y].

Редукция конечных долгих гласных

Долгие гласные, оканчивавшие слово, достаточно рано сократились в славянских языках:

Чередование гласных

В исходной индоевропейской фонетической системе гласные вступали в непозиционные качественные и количественные чередования (аблаут). Праславянский язык унаследовал эту систему, но в результате качественной дифференциации гласных в праславянском языке появляются новые чередования, при этом качественно-количественные чередования исходной фонетической системы изменяются в качественные.

Индоевропейский язык Праславянский язык
Хар-р черед. Чередования Чередования Примеры
Количественные
[ь]//[i]
[ъ]//[y]
Качественные
[ъ]//[u],[ov]
[е]//[ь]

В результате в праславянском языке сформировался новый (по сравнению с индоевропейской системой) ряд чередований, явившийся итогом длительного исторического развития:

Морфемы с полным набором всех чередующихся монофтонгов – явление исключительно редкое. Обычно чередуются несколько монофтонгов:

Чередующиеся гласные могли оказываться перед сонантами, и монофтонгизация дифтонгов и дифтонгических сочетаний произвела коренные изменения в ряду чередований, если сонорные находились перед согласными.

Если сонорные находились перед гласными, ряд чередований мог выглядеть следующим образом:

Однако известно, что в праславянский период самым существенным фактором, обусловившим глубокие преобразования в системе аблаута, явилась тенденция к построению слога по принципу восходящей звучности: перед согласными и в конце слова сочетания гласных с сонорными изменились в монофтонги или изменили свою структуру иным способом:

Чередование согласных

Если чередования гласных в корне возникли в индоевропейский период и, претерпев изменения, нашли отражение в старославянских памятниках, то чередования согласных возникли в процессе развития праславянского языка в результате действия закона слогового сингармонизма:



отправить сообщение с этой страницы по е-mail: Защита от спам-ботов!