1.4.1. Жанр как форма целого

Ключевые слова: произведение, жанр, подходы к жанрам

На основании тех или иных типологических свойств (т.е. присущих целому ряду сочинений) произведение относят к определенному литературному роду (эпос, драма, лирика, а также их сочетания); к стихам или прозе ; в нем выделяют доминирующую эстетическую категорию (трагическое, комическое, героическое и т.д.) и др.

При определении жанра прежде всего учитывается родовая принадлежность произведения. К эпическим жанрам относятся: рассказ, , повесть, роман, литературная сказка, поэма, эпопея и др.; к драматическим – трагедия, драма, комедия, водевиль, мелодрама и др.; к лирическим – лирическое стихотворение, восходящие к античности ода, гимн, элегия, сатира (в стихах), эпиграмма, возникшие в эпоху Возрождения сонет, мадригал и др. Есть жанры, в которых сочетаются различные родовые начала: лирическая поэма, баллада, басня, лирическая драма (например "Роза и крест" А.Блока), драматическая поэма ("Каин" Дж.Г.Байрона) и др. Но в некоторых жанрах трудно определить родовую основу; так, "внеродовыми формами" можно считать очерки, литературу "потока сознания", эссеистику.

Другие типологические свойства произведений также могут иметь жанровое значение. Роль эстетических категорий отражена в целом ряде жанровых номинаций, как-то: трагедия, комедия, элегия, сатира и др. Новелла отличается от рассказа особенностями сюжетосложения, ей свойственна неожиданная развязка (от ит. novella,т.е.новость), сонет отличается от обычного стихотворения - определенной строфической композицией, подбором рифм (от ит. sonare – звучать звенеть). Важны различия в самом объеме текста: рассказ, повесть и роман обычно представляют собой малую, среднюю и большую эпические формы; на фоне этой нормы ощутимы отступления (так, Достоевский называет "Белые ночи" "сентиментальным романом", а М.Горький предпосылает многотомной "Жизни Клима Самгина" подзаголовок: "повесть"). Вообще в образовании жанров как исторически сложившихся видов произведений участвовало и участвует много факторов. Писатели, критики нередко подчеркивают в своих определениях произведений значение той или иной их особенности: роман в стихах ("…я теперь пишу не роман, а роман в стихах - дьявольская разница", – сообщал А.С. Пушкин о работе над "Евгением Онегиным"); роман-трагедия (так назвал Вяч. Иванов романы Ф.М.Достоевского) и т.п.

Все же наиболее устойчивым и универсальным типологическим свойством произведений, имеющим жанровое значение, является их родовая принадлежность. В осмыслении сложной проблемы деления литературы на роды современное литературоведение опирается на предшествующую эстетическую мысль. Это и античное учение о делении произведений по "способу" подражания (о котором писал Аристотель в своей "Поэтике"), и понимание родов в немецкой классической эстетике (Ф.Шеллинг, Гегель) как типов художественного содержания.

Наиболее актуальны в применении к литературе в целом (а не к тому или иному ее периоду), очевидно, следующие критерии деления. С одной стороны, эпос и драма по своей онтологической тематике отличаются от лирики. Если в фокусе лирики - состояния сознания, внутренний мир человека, который может не выходить наружу, то эпико-драматическое освоение жизни предполагает изображение внешней ее стороны, воплощения сознания в поступках, действиях персонажей в определенных границах пространства и времени. Поэтому наличие системы персонажей и сюжета, как бы ни был последний "размыт", сближают эпос и драму. Но эти роды четко различаются по своей субъектной организации: в драме нет повествователя, ее основной текст составляют монологи и диалоги действующих лиц. Эти фундаментальные различия объясняют многие особенности поэтики.

В отличие от литературного рода, жанр призван дать хотя и формализованное, но целостное представление о произведении, это "типическая форма целого произведения, целого высказывания".

"Анна Каренина. Роман в восьми частях", "Лес. Комедия в пяти действиях", "Поэма без героя. Триптих". Жанровые номинации хорошо известны широкому читателю: заглавия и подзаголовки – это начало текста, его "сильная позиция". Обозначая жанр своего сочинения, писатель вводит его в определенный литературный ряд. Читатель, в свою очередь, в словах роман, комедия, поэма и т.п. слышит не столько голос автора, сколько отзвуки прочитанных ранее произведений данного жанра, возникает жанровое ожидание.

Жанровый подзаголовок предполагает признание и писателем и читателем определенной традиции; "жанр – представитель творческой памяти в процессе литературного развития". Поэтому жанры – благодарный материал для изучения семиотики литературы. Опознавательными знаками могут выступать даже стихотворные размеры (например, александрийский стих в трагедиях французского и русского классицизма).

Показательно и то, что жанровые эксперименты нередко разъясняются писателями-новаторами в самом тексте произведения или в сопутствующих статьях, книгах. Так, Л.Н. Толстой печатает статью "Несколько слов по поводу книги "Война и мир"" (1868), где, в частности, пишет о том, почему его сочинение - не роман; Б. Шоу защищает новый жанр "пьесы-дискуссии" в "Квинтэссенции ибсенизма" (1891). Изучение жанров четко выявляет участие читателя в литературном процессе. Характерно сравнение жанров с "контрактами между производителями и потребителями искусства" (П. Колер).

Жанр произведения определяется через устойчивое сочетание различных типологических признаков произведений, как это было намечено еще Аристотелем. В своей "Поэтике" он различает произведения по средствам, предмету и способу подражания (мимесиса):, "...в одном отношении Софокл как подражатель подобен Гомеру, ибо оба они подражают хорошим людям, в другом отношении Аристофану, ибо оба они выводят в подражании лиц действующих и делающих". Принцип перекрестной классификации произведений широко используется в современной жанрологии.

В традиционалистской литературе, где поощрялось подражание образцам, категория жанра была ведущей. В "Поэтическом искусстве" Н. Буало (1674) две из четырех песен посвящены описанию различных жанров. В других "поэтиках" жанровые каноны расписаны еще более педантично. Приведем сравнительную характеристику трагедии и комедии из написанной на латыни "Поэтики" Ю.Ц. Скалигера (1561): "Трагедия, созданная так же как и комедия, из самой жизни человеческой, отличается от нее тремя вещами: положением персонажей, характером их судеб и поступков, финалом, поэтому она неизбежно отличается от нее также и стилем. В комедии – явившиеся из деревни Хреметы, Давы, Феиды, люди низкого происхождения. Начало – бурное и запутанное, финал – радостный. Речь простая, обыденная. В трагедии – цари, князья, обитающие в городах, дворцах, замках. Начало – сравнительно спокойное, финал – ужасающий. Речь важная, отделанная, чуждая грубой речи толпы, все действие полно тревог, страха, угроз, всем угрожают изгнание и смерть".

Здесь трагедия четко противопоставлена комедии: это именно система жанров, и их знаками выступают даже имена героев (так, Дав – традиционное имя раба, прибывшего из Дакии). В литературе классицизма соблюдались принципы иерархии жанров (различались высокие, средние и низкие жанры) и их "чистоты" (отступления от правил вменялись авторам в вину).

Но времена классицизма давно прошли, и жанровые каноны, в изложении Скалигера, Буало или А.П.Сумарокова, воспринимаются как документы по истории эстетики; такое же отношение вызывают жанровые нормы многих последующих направлений (сентиментализма, романтизма и др.). При отнесении, например, "Грозы" А.Н. Островского к трагедии (сам драматург назвал ее драмой) современных исследователей не смущают ни низкий социальный статус героев, ни их имена, ни смешение трагического с комическим.



отправить сообщение с этой страницы по е-mail: Защита от спам-ботов!