3.3.5. Глагол

Ключевые слова: палеославистика, древнерусский язык, морфология, имя существительное, грамматическая категория, склонение существительных, падежные окончания, имя прилагательное, согласовательная категория, классификация прилагательных, форма прилагательного, местоимение, числительные, глагол, глагольные основы, спряжение глаголов, времена глаголов, наклонения глаголов, формы глаголов, наречие, служебные слова

Глагольной системе старославянского языка были свойственны те же основные грамматические категории, что и современному русскому языку: лицо, число, наклонение, время, вид, залог. Некоторые глагольные формы характеризовались также категорией рода. Кроме того, в старославянском языке достаточно ощущается категория определенности – неопределенности действия, связанная с категорией вида.

Разные формы одного и того же глагола, как и в современном русском языке, образовывались от разных основ. По соотношению формообразующих основ глаголы принято делить на классы.

Основные грамматические категории старославянского глагола: наклонения, времени, вида, залога, лица, числа

Грамматические категории: лицо

Лицо – грамматическая словоизменительная категория глагола, обозначающая отношения субъекта (а также в ряде случаев объекта) действия (процесса, качества) к говорящему лицу, собеседнику или лицу (предмету) описания (обсуждения). Категория лица также присуща личным местоимениям, но у них лицо представлено разными лексемами, а не грамматическими формами одного слова.

В старославянском языке было три лица: первое, второе и третье. Изменение глагола по лицам называется спряжением. Различают спрягаемые формы глагола (которые также называются личными) и неспрягаемые формы: причастие, инфинитив и супин.

Грамматические категории: число

Число – это грамматическая категория, способная выражать количественные характеристики. Как независимая грамматическая категория число свойственно существительным и некоторым местоимениям, остальные части речи имеют синтаксическую категорию числа: формы числа у них согласуются с формой существительного или местоимения.

В старославянском языке, в отличие от современного русского языка, было не два, а три числа: единственное, множественное и двойственное:

Число Женский род Мужской род Средний род

Регулярность числовых противопоставлений имени в старославянском языке проявлялась в возможности образования форм числа именами с отвлеченным, вещественным или собирательным значением, т.е. морфологическая система южнославянского диалекта, легшего в основу старославянского языка, разрешала образование числовых форм существительными вне зависимости от их лексического значения:

Однако обычно эти имена обычно употреблялись в единственном числе, если не возникала необходимость передачи каких-либо дополнительных значений, подчеркивающих значительность множества.

Изменение имен по падежам и числам называется склонением.

Грамматические категории: наклонение

Наклонение – грамматическая категория глагола, выражающая соотнесенность действия с действительностью, с точки зрения говорящего. Оно может передавать оценку реальности отношения между действием и его субъектом, а также волю говорящего к осуществлению или к отрицанию действия.

В старославянском языке так же, как и в современном русском, было три наклонения:

  • изъявительное, констатирующее, утверждающее или отрицающее действие в настоящем, прошедшем или будущем;

  • повелительное, выражающее волю говорящего, побуждающее кого-то стать производителем, субъектом действия;

  • условное, обозначающее предположительное или желательное действие.

Повелительное и условное наклонение были противопоставлены изъявительному как ирреальные. Ирреальные наклонения характеризовались специфическими грамматическими показателями и не имели временных форм. Морфологическими показателями изъявительного наклонения служили формы времени.

Грамматические категории: время

Морфологическая категория времени – это система противопоставленных друг другу рядов форм, обозначающих отношение действия ко времени его осуществления. Категория времени характеризует время протекания действия (или состояния) по отношению к моменту речи (абсолютное время) или по отношению к какому-то моменту, принятому за исходный (относительное время).

В старославянском языке так же, как и в современном русском, значение времени выражалось синтетическими формами и аналитически – при помощи вспомогательных глаголов.

Изучение исторического развития глагольной системы славянских языков показало, что категория времени теснейшим образом связана с категорией вида. В становлении видо-временной системы можно выделить различные этапы.

Грамматические категории: вид

Вид – грамматическая категория, обозначающая границы и характер протекания действия во времени.

В славянских языках противопоставлены совершенный и несовершенный вид. Значение вида выражается глагольной основой. Глагольные основы совершенного вида указывают не столько на само действие, сколько на его временные границы, на соотнесенность конца и начала. Этому возможно дать иное определение: глаголы совершенного вида обладают значением ограниченности действия пределом, признаком целостности действия. В глаголах совершенного вида этот предел чаще всего осмысляется как некоторая критическая точка, по достижении которой действие, исчерпав себя, прекращается. Возможны различные семантические соотношения глаголов совершенного и несовершенного вида:

  • Предел в большинстве случаев достигается как определенная цель с сохранившимся после ее достижения результатом действия (рус.: побелил, переписал). Это одна из важнейших реализаций целостности действия. Соответствующие глаголы несовершенного вида обозначают стремление к пределу действия;

  • Другие глаголы совершенного вида обозначают достижение предела как непроизвольное завершение действия, осуществление перехода в иное состояние (рус.: ослабеть). Соответствующие глаголы несовершенного вида обозначают нарастание состояния, сам процесс перехода в иное состояние (рус.: слабеть, ослабевать);

  • Глаголы совершенного вида могут выражать и такой предел, который ограничивает действие во времени: фиксирует его начало (запеть), окончание (но не исчерпанность) (отговорить), некоторый временной отрезок (поговорить), ограниченность действия одним актом (толкнуть).

Таким образом, в видовой паре противопоставляется представление действия как целостного акта – действию как процессу в его длительности или повторяемости. Видовые отношения в старославянском языке обладали определенной спецификой.

Грамматические категории: залог

Категория залога характеризует взаимоотношение субъекта и объекта в процессе совершения действия. Она может иметь различные способы выражения:

  • сочетанием глагола и управляемых слов;

  • при помощи различных аффиксов.

Действие глагола, направленное на объект, название которого занимает позицию дополнения, принято называть действительным залогом (ср. рус. Студенты изучают старославянский язык). Если название объекта действия является подлежащим, то следует говорить о страдательном залоге (рус. Старославянский язык изучается студентами). Если субъект является и объектом действия, то это называется средневозвратным залогом (рус. Он обучается).

Грамматические категории: род

Род – грамматическая категория, свойственная разным частям речи и традиционно распределяющая слова по двум или трем классам. В старославянском языке было три рода: мужской, женский, средний.

Для существительных категория рода является классифицирующей (грамматической). Универсальность категории рода в старославянском языке проявлялась в том, что каждое существительное сохраняло определенную родовую принадлежность во всех числах и падежах (в отличие от современного русского языка). При этом родовая принадлежность не имела прямой связи с лексическим значением слова. Лишь достаточно малочисленные группы существительных со значением лица сохраняли семантическую зависимость родового распределения (ср.: русск. мой брат, отец, сын; моя сестра, мать, дочь).

В именительном падеже у существительных всех трех родов могли быть разные окончания:

Женский род Мужской род Средний род

Для глаголов и прилагательных категория рода была словоизменительной (синтаксической), проявляемой в согласовании.

Происхождение категории рода на индоевропейской почве всегда привлекал внимание исследователей, которые высказывали различные мнения по этому поводу.

Формообразующие глагольные основы: основа инфинитива и основа настоящего времени. Типы основ инфинитива. Типы основ настоящего времени. Глагольные классы.

Глагольные основы

Все глагольные формы образовывались от одной из двух основ, которые у большинства глаголов не совпадали. Oснова инфинитива – это та часть глагольного слова, которая предшествовала суффиксу инфинитива, основа настоящего времени – часть глагольного слова, которая сначала предшествовала тематическому гласному, позже – окончанию. По соотношению формообразующих основ глаголы принято делить на классы.

Глагольная основа Формы, образуемы от нее
Основа инфинитива

Аорист

Имперфект

Действительные и страдательные причастия прошедшего времени

Инфинитив

Супин

Основа настоящего времени

Настоящее время

Действительные и страдательные причастия настоящего времени

Повелительное наклонение

Глагольные классы

Класс глагола – это система форм одного глагола, образованных от разных формообразующих основ. Внутри класса особенности образования каждой конкретной глагольной формы определяются типом соответствующей формообразующей основы данного глагола. В старославянском языке можно выделить пять основных глагольных классов:

NN класса Глаголы
I Глаголы с основой на тематические гласные * / *. в большинстве случаев основа настоящего времени, как и основа инфинитива, оканчивается на согласный. Тематический гласный * использовался для образования форм в 3-м лице множественного числа настоящего времени, в остальных формах имеет место тематический *.

II Глаголы с основой настоящего времени на *n / *n. В этот класс входили глаголы с суффиксом в форме инфинитива и глагол :

III Глаголы с основой настоящего времени на *j / *j. Основа инфинитива может оканчиваться на любой гласный:

В число глаголов этого класса входят глаголы на после согласного, вступающего в чередование, обусловленное воздействием *j:

Перед тематическими *j / *j мог быть также корень, оканчивающийся согласным; корень мог распространяться суффисками:

IV Глаголы с основой настоящего времени на *. Инфинитив этих глаголов может оканчиваться на :

V В пятый класс входили нетематические глаголы, формы настоящего времени которых образовывались без тематических гласных:

Настоящее время

Формы настоящего времени в старославянском языке образовывались от основ настоящего времени с помощью личных (первичных) окончаний. На основании того, предшествовал окончанию гласный, присоединяемый к основе, или нет, все глаголы делятся на тематические (их было подавляющее большинство) и нетематические; у тематических глаголов в зависимости от того, какой гласный выступал в качестве темы, выделяют два спряжения.

Тематические и нетематические глаголы

Тематические и нетематические глаголы различались по основе настоящего времени:

  • Тематическими называются глаголы, у которых между корнем и личным окончанием находится гласный (тема):

  • В нетематических глаголах, представляющих собой остаток более древнего способа образования форм, личные окончания присоединяются непосредственно к корню. Старославянские памятники фиксируют подобные формы лишь у пяти глаголов:

Спряжение тематических глаголов

Спряжение тематических глаголов зависело от того, что предшествовало тематическому гласному в основе настоящего времени:

I спряжение II спряжение
Основы настоящего времени на * / *

Основы настоящего времени на *n / *n

Основы настоящего времени на *j / *j

Основы настоящего времени на *

Основа настоящего времени на * / *

Основа настоящего времени на *n / *n

Основа настоящего времени на *j / *j

Основа настоящего времени на *

Спряжение нетематических глаголов

Так как у нетематических глаголов не было темы, то глагольное окончание присоединялось непосредственно к корню. В старославянском языке лишь пять непроизводных глаголов в той или иной степени сохраняли окончания древнего нетематического спряжения. Сопоставляя окончания нетематических глаголов, зафиксированные старославянскими памятниками, с окончаниями тематических глаголов, нетрудно заметить, что основные отличия касались окончаний 1–2 лица единственного числа:

Происхождение личных окончаний глаголов настоящего времени

Число Лицо Историческое окончание Комментарий Фон. процессы, определившие ст.-сл. флексию
Единств. 1 л. тематич.гл-ы
(?)
Возможно, что носовой согласный в древнем окончании тематических глаголов первого и второго спряжения связан с формой нетематическиих глаголов, где сохранилась исходное индоевропейское окончание *-m Изменения в системе дифтонгов и дифтонгоидов;
Судьба дифтонгоидов с носовыми плавными
нетематич. гл-ы
Качественная дифференциация долг. и кр. гласных
2 л. тематич. гл-ы
Флексия второго спряжения, где [] появился после тематического [i] в результате перехода s > ch и последующей палатализации перед гласным переднего ряда по аналогии распространилась на глаголы первого спряжения.
Конечный гласный [i] мог появиться под влиянием нетематических глаголов
Переход s > ch;
Палатализация заднеязычных согласных
нетематич. гл-ы
Монофтонгизация дифтонгов
3 л. Старославянское окончание с гласным непереднего ряда [ъ] имеет различные объяснения. Ф.Ф.Фортунатов сделал предположение, что флексия [tъ] появилась из указательного местоимения .Возможноифонетическоеобъяснение – отвердениеконечногосогласного Отвердение конечных согласных
Множ. 1 л. Старославянское окончание вполне соответствует индоевропейскому. Одним из этапов процесса был переход Утрата конечных согласных;
Качественная дифференциация долг. и кр. гласных
Качественные изменения конечных гласных
2 л. Окончание вполне соответствует индоевропейскому Качественная дифференциация долг. и кр. гласных
3 л. Старославянское окончание с гласным непереднего ряда [ъ] является трудно объяснимым. Ф.Ф.Фортунатов сделал предположение, что флексия [tъ] появилась из указательного местоимения .Возможноифонетическоеобъяснение – отвердениеконечногосогласного Отвердение конечных согласных
Двойств. 1 л. Окончание появилось под воздействием личного местоимения Качественная дифференциация долг. и кр. гласных
2 л. Окончания соответствуют индоевропейским и находят соответствия в других индоевропейских языках
3 л.

Система форм будущего времени

Особое образование форм будущего времени, представленное в истории некоторых индоевропейских языков, было утрачено славянскими языками давно. Не отразились эти формы и в старославянских памятниках. Уже в праславянском языке будущее время передавалось другими способами.

В старославянском языке значение действия, которое будет происходить в будущем, могло выражаться при помощи глаголов в форме настоящего времени. Глаголы настоящего времени, употребленные в значении будущего времени, могли быть как совершенного, так и несовершенного вида (ср. русск: Завтра я иду на работу). Значение будущего времени, не связанное непосредственно с видовыми различиями, определялось контекстом:

Глагол имел формы простого будущего времени, отличные от форм настоящего времени:

Значение будущего времени, указание на действие (состояние), которое будет иметь место после момента речи, в старославянском языке передавалось также при помощи двух будущих сложных времен.

Будущее сложное I

Будущее сложное I, в отличие от будущего сложного II, имело абсолютное значение, то есть указывало на действие, которое произойдет после момента речи. Оно выражалось инфинитивом в сочетании с формами настоящего времени трех вспомогательных глаголов:

При этом спрягаемый глагол не только выполнял функцию грамматического элемента, но и сохранял некоторое лексическое значение:

Будущее сложное II

Будущее сложное II, в отличие от будущего сложного I, имело относительное значение. Оно употреблялось только в сложных предложениях и обозначало будущее действие, чьи результаты предшествовали другому будущему действию. Оно образовывалось сочетанием несклоняемого действительного причастия прошедшего времени на [-l] с формами простого будущего времени глагола :

Система прошедших времен. Аорист. Типы аориста: простой (асигматический), древний (нетематический) сигматический, новый (тематический) сигматический. Их образование, спряжение, происхождение форм. Имперфект: значение, образование, спряжение, происхождение форм. Перфект: значение, образование, спряжение. Плюсквамперфект: значение, образование, спряжение

Система прошедших времен

В старославянском языке значение действия, которое происходило в прошлом, выражалось при помощи четырех грамматических времен:

аорист имперфект перфект плюсквамперфект

Такое же состояние системы прошедших времен было засвидетельствовано памятниками других древних славянских языков: древнерусского, древнечешского и т.д. Это дает основание говорить о четырех прошедших временах в праславянском языке. Причем из индоевропейского языка праславянский унаследовал лишь некоторые типы аориста. Формальные средства других грамматических времен были славянской инновацией.

Современные славянские языки по тому, как выражается в них значение прошедшего времени, делятся на две группы:

  • Севернославянские языки, в которых аорист и имперфект полностью, а плюсквамперфект в значительной степени утрачены. Значение прошедшего времени передается формой, восходящей к перфекту. Исключение составляют лужицкие языки, сохранившие аорист, имперфект и плюскваперфект;

  • Южнославянские языки, в которых значение прошедшего времени выражается сложной системой времен (исключением является словенский язык, в котором есть только одно прошедшее время).

Воссоздание исторической системы славянских прошедших времен связано с решением целого ряда сложных вопросов. Каково значение каждого из четырех прошедших времен в старославянском, праславянском и отдельных славянских языках? Каковы их системные отношения в каждом из славянских языков? Почему севернославянские языки утратили сложную систему прошедших времен, а южные нет? Решение этих проблем, трудных самих по себе, усложняется необходимостью учитывать развитие глагольного вида, тесно связанного в славянских языках с категорией времени. Истории системы славянских прошедших времен посвящено много работ, в которых высказываются различные мнения.

Различные мнения по поводу истории славянской системы прошедших времен

Существующие теории исторического формирования и развития системы прошедших времен славянского глагола можно свести к двум точкам зрения:

  • так называемая видовая теория. В ее основе лежит утверждение, что аорист и имперфект выражали отношения, близкие к видовым: аорист обозначал действие непродолжительно, точечное, неповторяющееся, а имперфект – процесс, состояние, действие – длительное или повторяющееся. С развитием категории вида видовые отношения стали выражаться глагольной основой. Тем самым выражение видового значения начало дублироваться: оно передавалось и глагольной основой, и особой формой прошедшего времени. В связи с тем, что глагольная основа становилась универсальным выразителем видового значения для любого члена глагольной парадигмы, не было необходимости в особых формах прошедшего времени, противопоставленных по этому же признаку.
  • так называемая темпоральная теория. Эта теория, которая появилась позже видовой, отрицает связь развития категории времени с категорией вида. Сторонники этой теории исходят из того, что имперфект является относительным временем, так как он часто употребляется для описания сопровождающих обстоятельств, одновременных главному действию (выраженному аористом), а также для описания обычаев, привычек действующих лиц и вообще для постоянных ситуаций, относящихся к плану прошедшего и составляющих "фон" для поступательного движения рассказа. О. Есперсен писал о том, что аорист продвигал действие вперед, он говорил, что случилось потом, тогда как имперфект задерживал действие на условиях, существовавших именно в тот момент, и описывает их более или менее подробно. Аорист объединяет и сжимает действие, имперфект, напротив, его разворачивает: в одном случае налицо движение, а в другом остановка событий. Если говорящий желал, перечисляя события, подойти к настоящему моменту, он избирал аорист; если же он медлил, отвлекался на второстепенные детали, он употреблял имперфект. Имперфект употреблял тот, кому один день кажется тысячелетием, а аорист тот, кому тысячелетие кажется одним днем. Таким образом, по сути эти глагольные формы передавали различия в темпе описываемых событий. Перфект же, по мнению Есперсена, на мог найти подлинное место во временной системе, так как, помимо временного момента, он выражал результативность. Перфект представляет нынешнее состояние как результат прошлых событий, а потому его можно назвать ретроспективной разновидностью настоящего времени.

ритика "видовой теории" развития системы славянских прошедших времен

Критики так называемой "видовой теории" отмечают, что аорист и имперфект могли образовываться от основы как совершенного, так и несовершенного вида. В своих исследованиях А. Достал установил, что аорист от основы несовершенного вида составляет примерно 40% от общего числа этих форм, а имперфет от основы совершенного вида  – 10%.

Кроме того, если связывать исчезновение аориста и имперфекта с развитием вида, следует предположить, что в тех языках, которые сохраняли сложную систему прошедших времен, вид развивался меньше, чем в тех языках, которые утратили аорист и имперфект. Между тем, если видеть критерий развитости глагольного вида в способности образования от приставочного перфективного глагола совершенного вида приставочного глагола несовершенного вида, то как раз болгарский язык можно считаться языком с наиболее развитой категорией вида. В болгарском языке в принципе каждый глагол совершенного вида может имперфективироваться: посредством присоединения суффикса может быть образована соответствующая форма несовершенного вида. В то же время здесь сохраняется сложная система прошедших времен.

Аорист

В определении значения аориста в его противопоставленности имперфекту в лингвистической литературе нет единого мнения. Широко распространено мнение, что аорист обозначал действие непродолжительное, точечное, неповторяющееся, то есть отношения между аористом и имперфектом близки к видовым. Из такого определения простых прошедших времен и исходит так называемая видовая теория. В работах других лингвистов, например, О. Есперсена, высказывается иная точка зрения: при помощи аориста и имперфекта передавалось различие в темпе описываемых событий.

Аорист обозначает единичное, неповторяющееся действие в прошлом, которое завершено и никак не соотносится с настоящим. Цепочка аористных форм обозначает последовательно сменяющие друг друга действия в прошлом. Формы аориста по преимуществу образуются от глаголов совершенного вида. Случаи образования аориста от основ несовершенного вида в старославянском относительно редки.

В старославянских памятниках присутствуют формы трех типов аориста, первые два из которых были унаследованы из индоевропейского языка, а третий развился уже на славянской почве:

  • простой, или асигматический

  • старый сигматический

  • новый сигматический

Термины: сигматический и асигматический аорист – произошли от названия греческой буквы  – "сигма". Они обозначали морфологический элемент [s], использовавшийся при образовании так называемого сигматического аориста.

Простой (асигматический) аорист

Простой (асигматический) аорист – одна из трех форм аориста, зафиксированных старославянскими памятниками. Он восходит к древнему индоевропейскому атематическому аористу (или имперфекту).

Простой аорист является наиболее старым образованием. Он встречается в глаголических памятниках (Зографском, Мариинском Евангелиях) и почти отсутствует в более поздних кириллических памятниках, например, в Супрасльской ркуописи.

Простой (асигматический) аорист образовывался путем присоединения вторичных окончаний к основе инфинитива. Он известен только от основ на согласный.

Вторичные окончания присоединялись к основе инфинитива с помощью тематических глаcных [] (в первом лице всех чисел и в третьем лице множественного числа) и [] (во всех остальных формах). Если основа кончалась на заднеязычный согласный, то перед тематическим гласным [] он подвергался действию первой палатализации.

В старославянских памятниках обнаруживается, что в живой речи XI в. формы простого аориста вышли или выходили из употребления. Особенно показательна в этом отношении Супрасльская рукопись: в обширном тексте есть только один пример простого аориста.

Происхождение окончаний простого аориста


Число Лицо Историческое образование формы Фон. процессы, определившие ст.-сл. флексию
Единств. 1 л. Утрата конечных согласных;
Качественные изменения конечных гласных;
Качественная дифференциация долг. и кр. гласных
2 л. Утрата конечных согласных
3 л.
Двойств. 1 л. Качественная дифференциация долг. и кр. гласных
2 л.
3 л.
Множ. 1 л. Утрата конечных согласных;
Качественные изменения конечных гласных;
Качественная дифференциация долг. и кр. гласных
2 л. Качественная дифференциация долг. и кр. гласных
3 л. Утрата конечных согласных;
Судьба дифтонгоидов с носовыми плавными

Первичные и вторичные глагольные окончания

В праславянском языке существовало две системы личных глагольных окончаний. Это так называемые "первичные" и "вторичные" окончания. "Первичные" – это окончания настоящего времени, "вторичные" – окончания аориста, имперфекта и повелительного наклонения.

Старый (нетематический) сигматический аорист

Старый сигматический аорист в праславянском языке являлся продолжением индоевропейского сигматического аориста. Он мог образовываться от глаголов с основой на согласный и гласный, в том числе с корневым *--.Свое название он получил от показателя [s], который присоединялся к основе инфинитива и предшествовал вторичным окончаниям. При этом конечный согласный корня претерпевал изменения:

  • взрывные согласные утрачивались;

  • фрикативные [s], [z] сливались с элементом *-s-;

  • эти изменения сопровождались удлинением корневого гласного:

  • если глагольная основа кончалась на *r, k, то *-s- закономерно переходил в [ch], а группа согласных упрощалась:

  • затем это [ch] по аналогии было распространено среди всех глагольных основ, оканчивающихся на гласный. Это [ch] выступало в 1-м лице всех чисел.

  • В 3-м лице множественного числа на стыке [ch] и вторичного окончания *nt возникала позиционная слоговость [], после чего [] давал сочетание *[]n / * [] n, образовавшее [] между согласными; [ch] перед гласным переднего ряда переходил в [] по первой палатализации, и возникала форма:

Формы 2 и 3 лица у глаголов с основой на согласный были утрачены и заменены соответствующими формами простого аориста.

Если основа инфинитива глагола оканчивалась на гласный [] или [], то суффикс *-s- присоединялся непосредственно к основе, а между суффиксом *-s- и вторичным окончанием 1-го лица единственного, двойственного и множественного числа для образования формы использовался соединительный *--. При этом *-s- после [i] и [u] закономерно изменялся в [ch].

Таким образом, достаточно рано (уже к IX веку) оформились парадигмы древнего сигматического аориста, где в суффиксе было представлено чередование:

Новый (тематический) сигматический аорист

Новый (тематический) сигматический аорист не имеет индоевропейских соответствий. Очевидно, он возник в праславянском языке как результат дальнейшего обобщения форм старого сигматического аориста. В древнейших памятниках старославянского языка он не представлен. Так, его нет в Мариинском Евангелии, Сборнике Клоца, Синайской Псалтыри; в Синайском требнике отмечено лишь несколько примеров употребления нового сигматического аориста.

Этот аорист образовывался только от основ на согласный путем добавления вторичных окончаний, при этом корень аористной формы совпадал с основой инфинитива. Это и было, вероятно, причиной возникновения данной формы- стремление создать форму аориста, основа которой фонетически не отличалась от других глагольных основ. Возможно, он возник как результат контаминации форм простого и древнего сигматического аориста:

Есть и другое объяснение: в основах на согласный между конечным звуком основы и окончанием возникла протетическая тема *--, и до этого известная аористу, о чем свидетельствует происхождение окончаний простого аориста.. К этому времени у глаголов с основой на гласные *i, *u установилась единая система окончаний:

По аналогии ко времени появления первых славянских памятников эти окончания распространились на глаголы с основой на любой гласный. Став формальным признаком сигматического аориста, они легко распространились и на основу на согласный, осложненную соединительным *--. Во 2-м и 3-м лице единственного числа нового сигматического аориста сохранились формы простого аориcта.

Появление у глаголов с основой на согласный окончаний аориста глаголов на гласный можно рассматривать как результат тенденции к унификации средств выражения единых грамматических отношений.

Имперфект

Имперфект – форма, являющаяся праславянским новообразованием, происхождение которой до конца не выяснено. Обычно в тексте имперфект обозначает действие длительное, повторяющееся, завершившееся в прошлом, не связанное с настоящим. В определении значения имперфекта в его противопоставленности аористу в лингвистической литературе существуют различные точки зрения.

Имперфект образовывался от основ инфинитива обычно несовершенного вида (а в ряде случаев и от основ настоящего времени) посредством суффикса, соединительных гласных * (1-е лицо всех чисел и 3-е лицо множественного числа) / * (остальные формы) и вторичных окончаний:

  1. Посредством суффикса имперфект образовывался в следующих случаях:

    • от основ инфинитива на согласный; если основа инфинитива оканчивалась на заднеязычные согласные, то в перед суффиксом в результате >палатализации они изменились в передненебные шипящие согласные, а следующий за ними гласный перешел в [a]:

    • от основ инфинитива на [i]; при этом в положении перед гласным [i] утрачивал слоговость и переходил в [j], в результате чего смягчались предшествующие согласные, а гласный [], следовавший за ними, переходил в [a]:

    • от основ инфинитива нас полногласием в корне, но в данном случае суффикс присоединялся к основе настоящего времени:

  2. Посредством суффикса имперфект образовывался от основ инфинитива на суффиксальный [a] или []:

  3. Глагол образовывал имперфект с помощью суффикса от основы .

Cпряжение имперфекта было унифицированным для всех разновидностей его образования:

В памятниках отражается ряд более поздних изменений в образовании имперфектных форм.

Изменения в образовании форм имперфекта

  • В ряде старославянских памятников отражается процесс стяжения гласных окончаний имперфекта. Если в Зографском и Мариинском Евангелиях стяженные формы встречаются достаточно редко, то в Саввиной книге, наоборот, употребляются только стяженные формы:

  • Церковнославянский язык унаследовал стяженные формы. В поздних памятниках отражается также сближение форм имперфекта с формами сигматического аориста во 2-м и 3-м лице двойственного числа и в 3-м лице множественного. В глаголических памятниках такие образования редки, но в кириллических преимущественно употребляются формы на , а в Саввиной книге используются только аористные формы (). В Ассеманиевом Евангелии возможны формы на в равной степени.

Перфект

Древний индоевропейский перфект издавна отсутствовал в славянских языках. Формы перфекта обозначали не действие в прошлом, а состояние в момент речи, явившееся результатом действия в прошлом. Это позволит писцам в грамотах XIV–XVI вв. использовать формы перфекта и формы настоящего времени как варианты (например, в завещательных грамотах русских князей). Перфект представлял собой аналитическую (сложную) форму, которая образовывалась сочетанием вспомогательного глагола в настоящем времени с причастием прошедшего времени действительного залога на [-l] спрягаемого глагола:

Перфект в виду своего значения не мог себе найти подлинное место в истории славянской системы прошедших времен. Он был тесно связан по смыслу с настоящим временем, так как обозначал не действие, а его результат, присутствовавший в момент речи о нем:

Перфект встречается в старославянских памятниках непоследовательно и преимущественно при передаче диалога (прямая речь). Вспомогательный глагол мог употребляться как перед причастием, так и после него.

Плюсквамперфект

Плюсквамперфект представлял собой аналитическую (сложную) форму, которая образовывалась сочетанием вспомогательного глагола в форме имперфекта или аориста с имперфектным значением с причастием прошедшего времени на [-l] спрягаемого глагола. Плюсквамперфект являлся относительным временем, так как обозначал прошедшее действие или состояние, предшествовавшее другому прошедшему действию или состоянию:

Формы вспомогательного глагола, как и в перфекте, указывали на лицо и число, причастие изменялось по родам и числам:

Давнопрошедшее действие (или действие, происшедшее ранее другого прошедшего времени) передавалось и сочетанием перфекта глагола с причастием на [l]. Однако эти формы в старославянском языке использовались редко:

Ирреальные наклонения. Повелительное наклонение: образование, спряжение, происхождение форм. Сослагательное наклонение: образование, спряжение

Именные (неспрягаемые) форм глагола. Инфинитив. Супин. Причастия. Действительные причастия настоящего времени, действительные причастия прошедшего времени (склоняемые): образование, склонение кратких причастий, склонение полных причастий, происхождение форм. Действительные причастия прошедшего времени (несклоняемые). Страдательные причастия настоящего времени, страдательные причастия прошедшего времени: образование, склонение кратких причастий, склонение полных причастий, происхождение форм

Именные (неспрягаемые) формы глаголов

Именные формы, образуемые от глагольных основ, характеризуются сочетанием глагольных категорий (вида, залога, в ряде случаев – времени) с морфологическими и синтаксическими особенностями имен. В старославянском языке они были представлены следующими формами.

Супин

Супин, также как и инфинитив, представлял собой одну из именных форм глагола, утративших исходное изменение. Он образовывался прибавлением к основе инфинитива суффикса . При этом, если основа инфинитива оканчивалась на заднеязычный согласный, форма супина испытывала влияние инфинитива и оканчивалась на [ь]:

Супин употреблялся после глаголов, обозначающих движение, и указывал цель этого движения:

Исторически супин – это старая форма винительного падежа единственного числа имен с основой на *- (-tm > tn > tъ).

Инфинитив

Инфинитив был славянским новообразованием. Так же как и супин, представлял собой одну из именных форм глагола, утративших исходное изменение. Он образовывался от так называемой основы инфинитива присоединением суффикса , который после монофтонгизации дифтонгов превратился в .

По своему происхождению это, вероятно, была форма дательного падежа единственного числа имен с основой на *. Еще в праславянский период это имя утратило способность к изменению, сохранив лишь форму Д. п. Можно допустить, что это произошло потому, что имя в своем использовании закрепилось в функции косвенного дополнения при глаголе или существительном. При этом, если корень оканчивался на согласный, на стыке корня и суффикса происходил ряд фонетических процессов. В результате переразложения слогов образовывались новые группы согласных, которые затем подвергались изменениям в соответствии с действием тенденции к восходящей звучности.

  • Если основа инфинитива оканчивалась на задненебный, происходила палатализация образовавшихся групп согласных:

  • Если основа инфинитива оканчивалась на переднеязычный или губной, то происходила упрощение консонантных групп (диссимиляция согласного или утрата одного из них):

Причастия

Причастия являются глагольными формами, характеризующимися как категориями глагола (залог, в известной степени – время; сохранение вида производящей глагольной основы), так и морфологическими и синтаксическими особенностями имен прилагательных (изменяются по родам, числам и падежам). В старославянском языке были представлены следующие причастия:

Действительные причастия настоящего времени Страдательные причастия настоящего времени
Действительные причастия прошедшего времени Страдательные причастия прошедшего времени

Причастия имели как именные (нечленные, краткие), так и местоименные (членные, полные) формы. Местоименные формы причастий образовывались и склонялись как местоименные формы прилагательных. Причастие в его именной форме выступало в качестве сказуемого и определения. Исходной формой были именные причастия; местоименная форма образовывалась из именной при помощи тех же средств, что и местоименные прилагательные. Вероятно, местоименные формы прилагательных были тем образцом, в соответствии с которым формировалась парадигма склонения членных причастий.

Нужно заметить, что установление синтаксических функций кратких причастий в древних текстах с точки зрения носителя современного русского языка нередко затруднительно. Оно может осознаваться и как сказуемое, и как определение с обстоятельственным значением. Это приведет в дальнейшем к выделению из класса причастий нового разряда слов – деепричастий.

Действительные причастия настоящего времени

Причастия действительного залога настоящего времени в старославянском языке образовывались от глагольных основ настоящего времени с помощью суффиксов (глаголы I спряжения), (глаголы II спряжения и нетематические глаголы). При этом в именительном падеже причастий мужского и среднего рода суффиксы , отсутствовали. Данные причастия склонялись:

  • по типу именных основ на * / *j (мягкий вариант)  – если причастие согласовывалось с именем мужского или среднего рода:

  • по типу именных основ на * / *j (также мягкий вариант)  – если причастие согласовывалось с именем женского рода:

Склонение кратких причастий Склонение полных причастий

Действительные причастия настоящего времени в индоевропейских языках образовывались присоединением к основе настоящего времени суффикса *-ent (он выступал также в виде *-ont, -t-); лат.: ornans («украшающий»), Р. п. ornantis; potens («могущий»), Р. п. potentis; (ср. также: лаборант, доцент, агент, студент и др.). Этот же суффикс в варианте *-nt- использовался для образования причастий в праславянском языке. Он присоединялся к основе настоящего времени:

Первоначально причастия, вероятно, склонялись по типу имен на согласный. Во всяком случае след принадлежности причастий к именному склонению на согласный сохранился в окончании формы именительного падежа множественного числа мужского рода:

Опосредованно об этом свидетельствует несовпадение основ И. п. и остальных падежей, например:

В протославянский период основа причастий была распространена посредством *j в мужском и среднем роде и *j в формах женского рода, вследствие чего причастия перешли в продуктивные классы имен с конечными гласными основами *j и *j. Под влиянием звука [j] из [] (из тематических гласных) конечный согласный суффикса причастия [t] подвергся палатализации, чьи результаты были разными в различных славянских языках.

Склонение кратких действительных причастий настоящего времени

Склонение полных действительных причастий настоящего времени

Действительные причастия прошедшего времени

Склоняемые формы

Несклоняемые формы

Действительные причастия прошедшего времени: склоняемые формы

Склоняемые причастия действительного залога прошедшего времени образовывались от основ инфинитива прибавлением суффиксов (если основа инфинитива оканчивалась на согласный или суффиксальный [i]) и (если основа инфинитива оканчивалась на любой гласный, кроме суффиксального [i]). Эти суффиксы имелись во всех формах, кроме форм именительного падежа единственного числа мужского и среднего родов, где [] отсутствовал. Действительные причастия прошедшего времени склонялись так же, как действительные причастия настоящего времени:

А. Мейе полагал, что склоняемые формы причастий восходят к индоевропейскому действительному причастию перфекта, которое образовывалось посредством суффиксов *-wet-, *-wes-. Праславянский суффикс *-s- он считает нулевой ступенью второго суффикса. Эти суффиксы имелись во всех формах, кроме форм именительного падежа единственного числа мужского и среднего родов, где [] отсутствовал:

При этом у глаголов, у которых основа инфинитива оканчивалась на суффиксальный [i] , достаточно рано, еще в праславянском языке, суффиксальный [i] перешел в [j], в результате чего предшествующий согласный подвергся палатализации, а последующий гласный [ъ] > [ь]:

Позднее от этих глаголов действительные причастия прошедшего времени стали образовываться так же, как и от других глаголов с основой инфинитива на гласный, то есть посредством суффикса :

Действительные причастия прошедшего времени: несклоняемые формы

Несклоняемые причастия действительного залога прошедшего времени образовывались от основ инфинитива прибавлением суффикса и изменялись по родам и числам:

Образование этих форм характеризовалось рядом особенностей:

  • конечные [-t-], [-d-] основы утрачивались:

  • суффикс [-n-]сохранялся после корневого гласного и утрачивался после согласного:

Несклоняемые формы причастий на употреблялись только в составе сложных глагольных форм: перфекта, плюсквамперфекта, сложного будущего II, сослагательного наклонения. В таком употреблении, согласуясь с подлежащим, причастия могли иметь формы рода и числа. Окончания рода и числа у причастий прошедшего времени на те же, что у имен существительных склонения на * (женский род) и склонения на * (мужской и средний род):

В истории этого причастия много неясного. Так, возникает вопрос, почему праславянский имел две формы действительного причастия прошедшего времени. Должны были быть между ними какие-то различия. А. Мейе называет несклоняемое причастие предикативным. Однако нельзя с уверенностью говорить, употреблялось ли оно в качестве определения или нет. Распространено мнение, что отглагольные прилагательные типа усталый, угорелый, гнилой являются остатком праславянского состояния. Но эти прилагательные – более поздние образования от глаголов со значением состояния или перехода в состояние. И ни один славянский язык не сохранил образований типа *неслый и т. д.

Страдательные причастия настоящего времени

Причастия страдательного залога настоящего времени образовывались прибавлением суффикса и родовых окончаний к основе настоящего времени. Суффиксу предшествовал тематический гласный:

  • [o]  – в основах настоящего времени I, II и V классов;
  • [e]  – в основах настоящего времени III класса;
  • [i]  – в основах настоящего времени IV класса (глаголы II спряжения):

Страдательные причастия настоящего времени склонялись по типу именных основ на *, если они согласовывались с существительным мужского и среднего рода, и по типу основ на *, если согласовывались с существительными женского рода. Местоименные формы страдательных причастий настоящего времени образовывались по образцу прилагательных:

Страдательные причастия прошедшего времени

Причастия страдательного залога прошедшего времени образовывались посредством суффиксов и родовых окончаний к основе инфинитива:

  • Суффикс [-n-] непосредственно присоединялся к основам инфинитива на [-a], [-]:

  • К другим типам основ инфинитива присоединяется суффикс *n:

    • к основам на согласный; при этом если основа кончалась на заднеязычный согласный, то он подвергался палатализации:

    • основы на [-n] (II класс) могли утрачивать этот суффикс, но в большинстве случаев он сохранялся в форме, отражающей чередование [-n-] // [-nov-]:

    • при присоединении суффикса * к основам IV класса * переходил в *j, в результате чего предшествующий согласный подвергался палатализации:

  • При помощи суффикса [-t-] причастия образовывались от большинства основ инфСпряжение тематических глаголовинитива на корневые гласные [], []:

Страдательные причастия прошедшего времени склонялись по типу именных основ на *, если они согласовывались с существительным мужского и среднего рода, и по типу основ на *, если согласовывались с существительными женского рода. Местоименные формы причастий образовывались и склонялись как местоименные формы прилагательных:

Страдательные причастия прошедшего времени – это единственный разряд причастий, сохранившийся во всех славянских языках, причем не только в литературных языках, но и в просторечии, и в диалектах. Они сохранились во многих индоевропейских языках (ср. лат. ornatus, captus; нем. gemacht, gebracht и др.).

В разных языках распределение суффиксов по отношению к основе могло быть различным, один суффикс за счет другого мог приобретать бóльшую продуктивность: так, в литовском и латинском более продуктивным оказался суффикс [-t-], а в праславянском [-n-].



отправить сообщение с этой страницы по е-mail: Защита от спам-ботов!