Направления, течения >> Русская эмиграция >> Первая волна >> Русский Берлин >> Театральная и художественная жизнь

В Берлине существовало три постоянных русских театра с серьезным репертуаром: «Русский романтический балет», «Синяя птица» и «Русский театр Ванька-встанька». Руководителем «Романтического балета» был артист Мариинского театра Б. Г. Романов, его балет выступал в Берлине до 1928 г., пользуясь большим успехом не только у эмигрантов, но и у немцев. Б. Г. Романов ставил «Жизель», «Петрушку», «Шута», примой-балериной его труппы была Е. А. Смирнова. В «Синей птице», которой руководил Яков Южный, выступал популярный куплетист Виктор Хенкин. Душой третьей русской берлинской труппы – «Русского театра» – был известный поэт Н. Я. Огнивцев, автор вышедших в Берлине стихотворных сборников «Мои песенки» и «Блистательный Санкт-Петербург».

Первые русские спектакли в Берлине были сыграны еще в 1919 г., когда Л. Б. Потоцкая и В. М. Шумской поставили «Три сестры», «Змейку», «Науку любви». Тогда же открылось «Общество русского театра», а весной 1920 г. возник закрытый литературно-художественный кружок «Художественные пятницы», вокруг которого сгруппировалось большинство крупных деятелей искусства. Позднее объединение «Мир и труд» организовало «русские вторники», была поставлена интермедия Сервантеса «Саламанкская пещера». Театр миниатюр «Шалаш» располагался в помещении одного из ресторанов. В состав его труппы входил Г. Ратов, вместе со своим хором быстро завоевавший симпатии публики. Позднее на месте «Шалаша» по инициативе и при деятельном участии Г. Ратова открылись «Дом артиста» и театр-кабаре, первые спектакли которого прошли с большим успехом; особой популярностью пользовался «Хор братьев Зайцевых».

В 1920 г. в Берлине создается «Союз русских сценических деятелей в Германии», при котором работала биржа труда; в 1921–1923 гг. «Союз» издает 17 номеров журнала «Театр и жизнь». Большим художественным событием в Берлине были и российские театральные сезоны. В течение зимы 1922–1923 гг. в Берлине гастролировал Художественный театр в его лучшем составе со Станиславским, Качаловым, Книппер, Москвиным, Вишневским; театр Таирова с Коонен и Церетели привез пять постановок («Федра», «Саломея», «Принцесса Брамбила», оперетта «Сестры-близнецы» и мелодрама «Мориц Саксонский»); приезжали студия Вахтангова с Михаилом Чеховым, Александринский, поставивший пьесу «Профессор Сторицын». Качалов и Германова на литературных утренниках читали стихи Блока и Рабиндраната Тагора; Массалитинов организовал театральную студию. В «Клубе писателей» А. Я. Таиров прочел лекцию «О задачах Камерного театра».

В постановках спектаклей на берлинской сцене участвовали композиторы Н. К. Метнер, А. К. Глазунов, А. Т. Гречанинов; дирижеры Э. А. Купер, Ю. Н. Померанцев; пианисты – А. К. Боровский, А. И. Зилоти. Выступала известная камерная певица Полина Доберт, баритон Большого театра Г. В. Бакланов, знаменитый тенор Д. А. Смирнов, бывал Ф. И. Шаляпин. Благодаря таким певцам, как Зинаида Юрьевская, которая поступила в немецкую оперу, и Дмитрий Смирнов, на берлинской сцене появились постановки «Евгения Онегина», «Бориса Годунова», «Царской невесты».
Большая группа русских художников разными путями оказалась в Берлине. В 1922 г. издательство «Русское слово» организовало выставку работ Н. С. Гончаровой, М. Ф. Ларионова, Н. К. Рериха, С. А. Сорина, А. Н. Бенуа, М. В. Добужинского, К. А. Коровина, К. А. Сомова. Кроме того проходили выставки Ивана Пуни, Георгия Лукомского, Эль Лисицкого, Павла Челищева, Василия Кандинского. Выставлялись в Берлине и полотна Марка Шагала, Марианы Веревкиной, Алексея Явлинского.

В марте 1922 г. в Москве постановлением ВЦИК был создан комитет по устройству зарубежных выставок во главе с А. В. Луначарским. Начались переговоры с Пруссией об организации в Берлине крупномасштабной выставки советского искусства, которые вел Эль Лисицкий, стремившийся к установлению тесных контактов с деятелями западноевропейской культуры. Вместе с И. Эренбургом он приступил к выпуску международного обозрения современного искусства «Вещь» на русском и немецком языках. В первом номере его говорилось: «...блокада России кончается. Появление “Вещи” – один из признаков начинающегося обмена опытами, достижениями, вещами между молодыми мастерами России и Запада» [1].

При содействии руководителей общества «Помощь художникам» Отто Нагеля и К. Кольвиц фирма «Ван-Димен» предоставила выставочные помещения на льготных условиях и таким образом демонстрация произведений, созданных в Советской России, стала главным событием берлинского осеннего выставочного сезона, информация о котором распространилась по всей Германии; в немецкой прессе появились одобрительные отзывы [2].

В выставочных залах галереи «Ван-Димен» было размещено, судя по данным каталога, свыше тысячи работ, созданных в 1917–1922 гг. Берлинская выставка представляла зарубежному зрителю различные виды искусства: более двухсот произведений живописи, свыше пятисот графических листов, скульптуру, а также эскизы театральных декораций, костюмов, архитектурные проекты, плакаты. Был и отдел декоративно-прикладного искусства – там выставлялись изделия из фарфора, камня, вышивки, мелкая пластика.

Хотя некоторые критики и высказывали мнение о том, что искусство «левых» еще не являет собой объективную картину нового русского искусства, и видели в нем лишь «искусство художественных проблем, напряженную мозговую работу, опыты и манифесты» [3], количество посетителей перевалило за пятьсот человек в день, так что, первоначально открытая на один месяц, выставка по предложению немецкой стороны была продлена до конца года.

Основным результатом выставки была не только «ответная» выставка немецкого искусства в Москве, состоявшаяся в 1924 г., но и то значительное влияние, которое новое искусство России оказало на творчество зарубежных художников. Оно во многом повлияло и на общее развитие мировых художественных направлений [4].

Примечания

[1] Вещь. 1922. № 1. С. 2.

[2] См.: Erste Russische Kunstausstellung. Die Texte von D.Sternberg. Berlin, 1922. S. 3–9.

[3] Тугендхольд Я. А. Вопросы художественного дня // Известия. 1922. № 292 (24 декаб.). С. 3.

[4] См.: Взаимосвязи русского и советского искусства и немецкой художественной культуры. М., 1980. С. 162–175.

Сорокина В. В.