А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Лежнев А. (псевд. Горелика Абрама Зеликовича; 19.06.1893, Паричи, Бобруйский уезд, Минская губ. – 03.02.1938, расстрелян),
критик и историк литературы

Лежнев А. (Горелик Абрам Зеликович) – (1893–1938), русский критик и историк литературы. Родился 19.06.1893 в местечке Паричи, Бобруйского уезда, Минской губернии в семье крупного лесопромышленника (http://tiktiner.narod.ru/t_r_ind2.html). Получил медицинское образование в Швейцарии (Женева) и России (Екатеринослав), занимался преподавательской деятельностью. Литературно-критические статьи начал писать в 1922 г. (статья о поэме С. Есенина «Пугачев»: Вестник искусства. 1923. № 3–4). С 1924 г. регулярно публиковался в «Правде», журналах «Прожектор», «Печать и революция», «Новый мир», «Красная новь», «Спутник коммуниста» и др. В 1926 г. в издательстве «Круг» вышла его первая книга – «Вопросы литературы и критики». В том же году он вступил в литературную группу «Перевал», где вскоре вместе с Д. А. Горбовым стал одним из теоретиков «Перевала». Во многом разделяя эстетическую позицию А. К. Воронского, считал себя истинным марксистом, последователем Г. В. Плеханова, за что заслужил в «Современных записках» прозвища «тугоухий» и «чекист от литературы» (Степун Ф. Тонкий и чуткий господин Воронский. Литературные заметки // Современные записки. Париж,  1925. № 26. С. 313–329).

Л. боролся с вульгаризаторами марксизма – пролеткультовцами, лефовцами, рапповцами – «пересмешниками Маркса» (Печать и революция. 1925. № 2. С. 226). Развивал идею Плеханова о необходимости научной критики, подчеркивал идеологический характер революционного искусства. Главной проблемой считал понимание отношений искусства и революционной действительности. Наиболее перспективный путь развития литературы видел в художественно-образном пересоздании реальности. Борясь со схематизацией, «сальеризмом» пролетарской литературы, он, развивая идеи А. К. Воронского, совместно с Д. А. Горбовым, выдвинул идеи «искренности» писателя, «органичного» творчества. Эта позиция определила резко отрицательное отношение Л. и других лидеров «Перевала» к идее социального заказа РАПП и ЛЕФ, понимаемого как «социальный приказ» (В. Переверзев), к «организованному упрощению культуры» (М. Левидов).

Дегуманизации искусства, которую Л. видел в выступлениях официальной критики, он противопоставил лозунг «нового гуманизма», литературным воплощением которого считал повесть И. И. Катаева «Сердце». А. Лежнев писал о ее главном герое Александре Журавлеве: «В нем есть тот гуманизм, который исходит не из идеалистических посылок, неопределенного человеколюбия и прекраснодушия, но из сознания социальной детерминированности человека, из взгляда на него как на продукт обстоятельств, из стремления их изменить, энергичный и активный гуманизм борца, работающего над переделкой этих условий так, чтобы они стали достойными человека, гуманизм революционера, носящего в себе уже сегодня элементы нравственности завтрашнего дня, освобожденный от внушений мелочной и жестокой морали классового общества, с ее торгашеской «справедливостью», с ее культом вещи…» (Лежнев А. О молодых писателях // Печать и революция. 1929. Кн. 2–3. С. 83.

Заметим (но согласимся ли с критиком?), что для него соединяются гуманизм и революция, гуманизм и борьба: ведь в российском обществе к тому времени была уже почти полностью уничтожена социальная среда, способная воспринять гуманизм, каким его понимали перевальцы. Наиболее полно взгляды Л., которые, по сути, представляют собой философию творчества Содружества «Перевал», изложены во вступительной статье «Вместо пролога» к 7-му сборнику Содружества в 1930 г.

Революционно-романтические представления Л. об искусстве и литературе, утопические представления о будущем социалистическом обществе («Социализм… не гигантский работный дом или казарма… Социализм освобождает человека от рабства природы, от рабства чрезмерного труда. Он дает личности простор для развития всех ее способностей, он уничтожает, вместе с классами, государство и принуждение или, во всяком случае, сводит это принуждение к возможному минимуму» (Лежнев А. Современники. М., 1927. С. 30.) были подвергнуты резкой критике и разгромлены в ходе дискуссии о «Перевале» (1929–1930). После разгрома «Перевала» и роспуска всех литературных групп в 1932 г. Л., как и многие перевальцы (Н. Зарудин, И. Катаев, Н. Тришин, В. Кудашев и др.), был близок к журналу М. Горького «Наши достижения». Возможно, не без влияния Горького Л. написал очерковую книгу «Деревянный ключ» – о белорусском еврействе, которое хорошо знал. Описывая жизнь обычных людей (не ударников и не героев), их путь из еврейского захолустья к успешной социализации, Л., как и перевальские прозаики, давал своеобразный ответ «производственному роману», в центре которого стоял, как правило, грандиозный индустриальный проект.

В 1937 г. Л. был арестован. Р. В. Иванов-Разумник осенью 1937 г. находился с Л. в одной камере Бутырской тюрьмы. По воспоминаниям Иванова-Разумника, Л. недоумевал, за что он, истинный  марксист, был арестован. Интересно, что сам Иванов-Разумник пишет «марксистский» критик в кавычках (Иванов-Разумник Р. В. Писательские судьбы. Тюрьмы и ссылки. М.: НЛО, 2000. С. 49–50).

Кроме традиционных для тех лет обвинений в троцкизме и «террористической деятельности», одной из возможных причин ареста была и работа Л. в качестве переводчика и сопровождающего Андре Жида во время его путешествия по СССР. Как известно, А. Жид, в отличие от Л. Фейхтвангера, в своих книгах «Возвращение из СССР» (Retour de l’URSS. 1936) и «Дополнения к моему Возвращению из СССР» (Retouches a mon Retour de l’URSS. 1937) не только негативно описывал увиденное, но и критиковал тоталитарное советское общество.

Л. был осужден, расстрелян 03.02.1938. http://stalin.memo.ru/ и захоронен на территории совхоза «Коммунарка» http://www.memo.ru/memory/communarka/index.htm, Моск. обл. http://lists.memo.ru/index12.htm

Овчаренко Алексей Юрьевич