А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Скрябин Александр Николаевич

25.12.1871 (07.01.1872), Москва – 14.04.1915, Москва; композитор

Мать С., Любовь Петровна, урожденная Щетинина, получила в Петербургской консерватории полный курс музыкального образования (класс ф. п. у Т. О. Лешетицкого), выпустившись с дипломом свободного художника. Активно выступала в концертах и гастролировала (исполняла музыку Шопена, Шумана, Листа, иногда А. Рубенштейна). После рождения сына прожила около семи месяцев.

Отец С., Николай Александрович, окончил юридический факультет Московского университета, затем Петербургский институт восточных языков. По окончании был назначен драгоманом при русском посольстве в Константинополе. В Россию приезжал изредка. Выйдя в отставку, поселился в Швейцарии. Умер в 1914 г.

С. рос в семье бабушки в Москве. Воспитывала его тетка – Любовь Александровна Скрябина, посвятившая ему всю жизнь.

Музыкальное дарование С. уже в раннем возрасте отметил А. Г. Рубинштейн, которому показывала мальчика тетка. В возрасте 10 лет С. поступил во 2-й Московский кадетский корпус. Жил он в корпусе у дяди, В. А. Скрябина, который служил там воспитателем. В его квартире был рояль, и С. мог спокойно заниматься. Был в корпусе симфонический, а затем и духовой оркестры. Устраивались литературные и музыкальные вечера, в которых принимал участие С.

С началом учебы в корпусе совпадает начало систематических занятий музыкой, вначале со студентом консерватории Г. Конюсом, затем с С. Танеевым, нашедшим у С. «очевидные способности». В 1885 г. начинаются (по рекомендации С. Танеева) серьезные занятия с пианистом Н. С. Зверевым, который занимался с «маленьким кадетиком» с большим увлечением. С. принимал участие и в знаменитых послеобеденных воскресных концертах Зверева. Продолжались занятия с опекающим молодого музыканта С. Танеевым.

В 1888, за год до окончания корпуса, С. поступил в Московскую консерваторию. Профессором по классу ф. п. был В. И. Сафонов, под руководством которого окончательно сформировался пианизм С. Однако стремление С. овладеть виртуозным пианизмом чуть не закончилось катастрофой – он переиграл правую руку (правая рука потом всю жизнь напоминала о себе). Сафонов сделал все возможное, чтобы вернуть пианизм С. в естственную форму. Однако переживания С., связанные с возможностью навсегда утратить способность играть, были для него источником душевных страданий. К тому же с композицией у С. все обстояло далеко не благополучно. Первый год занятий контрапунктом у Танеева прошел успешно, но второй год контрапункта у А. С. Аренского принес С. огорчения. Еще больше обострились его отношения с педагогом на следующий год – в классе свободного сочинения: композиторские интересы С. не укладывались в рамки консерваторской программы. В результате С. не получил разрешения сдавать экзамен по композиции, ушле из класса Аренского и закончил консерваторию как пианист (в 1892 г.). За отличные успехи он был награжден малой золотой медалью, его имя высечено золотыми буквами на мраморной доске у входа в Малый зал Московской консерватории.

Самое раннее из уцелевших произведений С. (не вошедшее в авторские списки) – канон для ф. п. (1883). Уже в ранних произведениях раскрывается самобытность дара С. В юности он опробовал разные жанры, осваивал различные стилистические эпохи. В его пьесах заметно моцарто-бетховенское влияние, трансформировавшееся в иные интонационные и образные сферы. Обращался он и к различным интонационным пластам отечественной музыкальной культуры: П. Чайковскому, А. Аренскому, С. Рахманинову.

Самобытный скрябинский стиль формировался в ранних его мазурках, в которых отчетливо влияние Шопена, но которые воспринимались композитором, вероятно, и как элемент, традиционный для русской музыкальной культуры и быта. Связь С. с отечественной музыкальной культурой не так отчетлива, как у композиторов «могучей кучки» или у Чайковского, но она несомненно существует, на что указывают в своих работах Б. Л. Яворский, Б. В. Асафьев, А. А. Альшванг и др.

С. пробует сочинять в разных жанрах, но к публикации отбирает вначале лишь малые формы. Первым и единственным крупным (по жанру) произведением консерваторских лет, опубликованным при его жизни, было «Allegro appasionato». В основе его первая часть юношеской сонаты С.

После выпускных экзаменов в консерватории С. отправился в Петербург, затем в Финляндию и Прибалтику. Вернувшись в Москву, он занялся корректурой первых своих сочинений, издаваемых П. И. Юргенсоном. Вторую половину лета С. провел на даче у В. И. Танеева в Демьянове. Он занят хлопотами по освобождению от воинской повинности, увенчавшимися успехом.

Осенью и зимой С. много сочинял. Успешно выступал с концертами. Однако весной 1893 г. возобновилось заболевание руки, и С. вынужден был обратиться к врачам. Для поправки здоровья в июне 1893 он едет в Самару, затем в Крым. Часть врачей уверена в неизлечимости его болезни, но С. упорно старается победить недуг, и это ему удается.

Чувства, пережитые в это время, – смятение, отчаяние, наконец, рождение воли – композитор запечатлел в первой сонате, написанной в 1893 г., – одном из немногих произведений С. автобиографического характера.

Осенью 1893 г. С. вернулся в Москву и занялся обычными делами. В это время происходит его знакомство с М. П. Беляевым, который стал покровителем и издателем молодого композитора.

В феврале 1894 г. в Петербурге по инициативе Сафонова в зале консерватории состоялся авторский концерт С. В «Руси» и «Биржевых ведомостях» появились довольно сдержанные отклики на это событие, но С. услышали известные музыканты: Н. А. Римский-Корсаков, А. Лядов, А. Глазунов, а также В. Стасов. Разделились мнения по вопросу публикации в издательстве Беляева сочинений С. Против выступили Римский-Корсаков и Глазунов. Беляева поддержал Лядов, и сочинения молодого композитора были изданы.

Лето С. провел на подмосковных дачах. В конце августа он на месяц отправился в Кисловодск. Вернувшись в Москву, С. погружается в творческую работу. Он готовится к концерту в Петербурге, куда отправился в ноябре. В конце февраля 1895 г. он снова в Петербурге, где принял участие в концерте шестого собрания Петербургского общества любителей камерной музыки, а 7 марта дал сольный концерт в зале Петровского коммерческого училища на Фонтанке. Положительно оценил выступление С. Ц. Кюи, назвав его несомненным и крупным талантом.

С. с большим успехом дебютировал в Москве в экстренном собрании Музыкального общества. Положительную рецензию опубликовал Н. Кашкин.

В это время С., как всегда, работает напряженно. Тщательно готовит к изданию у Беляева свои этюды, что приводит к переутомлению, и Беляев отправляет С. для лечения и отдыха за границу. В середине апреля он в Петербурге, откуда едет в Германию, Швейцарию, Геную. Целую неделю С. провел с отцом. Путешествуя, он не расстается с корректурами. Работает над новыми произведениями. Но скоро усталость и плохое настроение овладевают им. К С. выезжает Беляев, и они продолжают заграничное путешествие; в конце лета возвращаются в Петербург, а осенью С. в Москве.

Окрепший и восрянувший духом, С. снова готовится к концертам, сочиняет. Но в конце декабря 1895 г. он переживает личную драму – разрыв с Н. В. Секериной, одной из частных учениц Н. С. Зверева, с которой познакомился, учась в консерватории. Однако его возлюбленная не рискнула связать свою судьбу с талантливым, но неустроенным музыкантом. Итог этой дружбы – более 50 подробных писем С. (1892–1895).

Готовясь к заграничным гастролям, С. напряженно работает, что снова приводит к ухудшению здоровья. В организации гастролей принимали участие В. И. Сафонов и М. П. Беляев (последний сопровождал С.). В январе 1896 г. состоялся первый концерт С. в Париже (в зале Эрара). Через три дня ту же программу он повторил в Брюсселе, затем в Берлине. Всюду с неизменным успехом. В середине января Беляев вернулся в Петербург, и С. продолжил путешествие один. С. успешно концертирует в Гааге, затем снова возвращается в Париж.

После напряженного турне он отправляется в Дьепп, чтобы спокойно отдохнуть месяц, но в голове его зреют новые планы.

В середине 1896 г. С. в Петербурге, а в конце месяца – в Москве. Он начинает работу над фортепианным концертом, которая продолжалась до лета 1897 г. В конце августа 1897 г. С. отправился в Нижний Новгород, где состоялась его свадьба с В. И. Исакович. Осенью они едут в Крым. В конце сентября – в Одессу: там Сафонов организовал С. выступление с ф. п. концертом (первое исполнение). Оркестром дирижировал Сафонов. C. имел огромный успех, но рецензенты оценили и само сочинение, и исполнителя как весьма посредственные.

Скрябин отправляется за границу. Из Вены он посылает Беляеву рукопись второй сонаты. На несколько месяцев остается в Париже, где готовится к концерту. Там же С. начинает работу над 3-й сонатой. В середине мая 1898 г. он вернулся в Москву, а оттуда переехал на дачу в Майданово (под Клином). В это время скончался проф. ф. п. класса П. Ю. Шлецер, и его место, вопреки недоумению части педагогов, с помощью Сафонова, занимает С. Стремительная творческая эволюция С. продолжается. За период, прошедший со времени написания 1-й сонаты и до лета 1898 г., им написано множество произведений в ф. п. жанре, в крупных и мелких формах. Осваивает он, пользуясь советами Танеева, и оркестровое письмо. Крайне плодотворно работает С. в малых формах: сочиняет экспромты, этюды, а также прелюдии (53 сочинения), которые иногда называют музыкально-художественным дневником композитора, отразившим разнообразные его настроения и творческие поиски.

Наряду с камерными ф. п. произведениями С. заслуживают особого внимания его сонаты. До С. устойчивых традиций этого жанра в русской музыке не было. С. с полным правом можно назвать создателем этого жанра в России. Первую сонату, впервые прозвучавшую 31 мая 1895 г. в консерватории в исполнении выпускника Ф. Ф. Кенемана, Танеев считал «плохо сделанной и дилетантской». В ней отразились бурные переживания автора в 1892 г. – болезнь руки, неуверенность в будущем. В сонате звучит траурный марш (в этом С. новатор) – крайне редко встречающийся у С. жанр. Вторая соната создавалась в течение 1892–1897 гг. и отличается своеобразием как художественного замысла, так и композиции. Свое сочинение автор назвал сонатой-фантазией.
(2-я соната)Она представляет собой двухчастный цикл, объединяющий две противоположные по содержанию и дополняющие друг друга части. Необходимо отметить появившиеся новые, в сравнении с 1-й сонатой, черты: отход от трагедийной концепции при сохранении драматизма и контрастности образов.

Наиболее значительным произведением этого периода является третья соната, написанная в 1897–1898 гг., – итог творческих поисков С.

Необходимо отметить также написанные в эти годы «Концертное allegro» (1895–1897) и «Полонез» (1897–1898), отличающиеся концертно-виртуозным стилем изложения.

С осени 1898 г. С. приступает к занятиям в консерватории. Готовится к концертам в Петербурге, где он должен был исполнить свой ф. п. концерт в симфоническом собрании Русского музыкального общества (дирижер – Сафонов), а затем этот же концерт с Н. А. Римским-Корсаковым в программе Русских симфонических концертов. Однако премьера была неудачной. Огорченный известием о болезни дочери, полученным накануне концерта, Сафонов был взволнован, и его волнение неблагоприятно сказалось на исполнении. Неутешительные рецензии усугубили переживания автора. К тому же не все петербургские музыканты принимали исполнительскую манеру С., так как скрябинский пианизм отличался от привычных листовско-рубинштейновских традиций. Огорченный неудачей, С. отказался от второго исполнения концерта и исполнил только несколько сольных пьес.

По возвращении С. в Москву 12 марта 1899 г. прозвучали под управлением Сафонова скрябинские «Мечты» (прелюдия для оркестра), а 18 марта композитор с успехом сыграл в симфоническом собрании Московского отделения Русского музыкального общества свой ф. п. концерт.
Работая в консерватории, С. проявил себя талантливым педагогом. Безупречное чутье он выказал в выборе репертуара студентов, первым из профессоров отказавшись от традиционного педагогического репертуара, отличавшегося примитивным художественным уровнем.

Несмотря на занятия в консерватории, С. продолжает работать над новыми сочинениями. К середине весны завершен цикл из 9 мазурок. По окончании консерваторских экзаменов С. уехал на дачу. 18 июня 1899 г. он пишет Беляеву: «Теперь же я занят одним большим сочинением для оркестра». Этим большим сочинением была Первая симфония. Все лето С. работает над этим произведением, а осенью инструментует его. В начале 1900 г. С. приехал в Петербург, чтобы познакомить с новым произведением Беляева и своих друзей – петербургских музыкантов. Симфония была одобрена. Вернувшись в Москву, С. занимается доработкой и готовит рукопись к печати.

Весна 1900 г. была заполнена занятиями в консерватории и экзаменами, а в начале июня композитор отправляется за границу на гастроли. Летом он дал в Париже концерт из своих произведений. Особый интерес вызвали 2-я соната и ре# минорный этюд. Осень 1900 г. прошла в ожидании премьеры 1-й симфонии, которую готовил в Петербурге к программе Русских симфонических концертов А. К. Лядов. Премьера состоялась 11 ноября (без последней части). В петербургской прессе появились как положительные, так и отрицательные отзывы. Но сочинения С. теперь все чаще включают в свой репертуар такие исполнители, как Ф. Ф. Кенеман, А. Б. Гольденвейзер, К. Н. Игумнов, а также В. И. Буюкли, которого композитор считал едва ли не единственным пианистом, верно трактующим его творческие замыслы.

К концу 1900 г. С. начинает проявлять интерес к философским проблемам и сближается с кружком московских философов. Краткое представление о философско-мировоззренческих взглядах С. можно составить по наброскам, оставшимся от его неосуществленного плана написать оперу (об этом намерении С. писал жене летом 1900 г. из Парижа), героем которой должен был быть философ – музыкант – поэт.

В 1901 г. С. преподает игру на ф. п. еще и в Екатериниском институте. Темпы его творческой работы несколько снижаются, хотя зимой закончена Фантазия для ф. п. 15 марта состоялась генеральная репетиция 1-й симфонии в Москве. Прекрасно провел концерт Сафонов, и автор остался доволен исполнением. Мнение публики в целом также было благожелательным.

Летом С. возвращается к композиторскому творчеству. Он задумал новую симфонию, которая была завершена к осени. Сентябрь и октябрь ушли на доработку. В начале ноября 1901 г. он отправил партитуру Беляеву. Симфонией согласился дирижировать А. Лядов. Премьера состоялась 12 января 1901 г. в Русском симфоническом концерте в Петербурге. Премьера была скандальной, а отзывы прессы крайне противоречивы.

Вернувшись в Москву, С. продолжает занятия в консерватории. Расширяется круг его знакомых. Он посещает салоны, кружки, бывает в философских и литературных обществах. Весной, несмотря на экзамены в институте и консерватории, С. занят сочинением 3-й симфонии. Работа над ней продолжалась и осенью, когда С. прекратил занятия в Екатерининском институте. Одновременно он пишет мелкие вещи.

В ноябре 1902 г. С. познакомился с братом и сестрой Шлецерами – Татьяной и Борисом, которые восхищались сочинениями композитора. Увлечение Т. Ф. Шлецер изменило дальнейшую жизнь С.

21 марта 1903 г. состоялась московская премьера 2-й симфонии в симфоническом концерте Московского отделения Русского музыкального общества – под управлением Сафонова. «Вторую симфонию, – писал об этом концерте И. В. Липаев, – <…> одна часть публики настойчиво ошикала, другая – дружно приветствовала». С. занят работой над новыми сочинениями. Возвращается к мысли написать оперу. Погружен в философские проблемы.

Весной С. завершил свою педагогическую деятельность в консерватории. Он собирается «расквитаться» с Беляевым, для чего ему необходимо сочинить 30 вещей, и уехать за границу, где, как ему казалось, его ожидают более благоприятные условия для творчества. Однако, несмотря на настойчивое желание погасить у Беляева аванс, С., наряду с композиторской работой, не оставляет занятий философией.

Только в первых числах ноября С. с законченными сочинениями отправился к Беляеву в Петербург. Всего было написано 40 сочинений, среди которых 4-я соната, «Трагическая» и «Сатаническая» поэмы, прелюдии, этюды, а также 3-я симфония. Все привезенные сочинения понравились петербургским друзьям композитора. Некоторые музыкальные сочинения он сопровождал так называемыми литературными комментариями

Для С. стремление к литературной программности объяснялось не только его желанием пояснить свою музыку, но также попыткой выйти за пределы музыкального искусства, приблизить его к актуальным проблемам современной общественной жизни. В этом он близок русским символистам, тем, которые последней целью искусства считали «пересоздание жизни». Следствием увлечения композитора эстетикой символизма стало рождение замысла вселенской Мистерии, которой композитор посвятил последние годы жизни.

В феврале 1904 г. С. отправился в Швейцарию. К этому времени он завершил работу над 3-й симфонией. У него возникает замысел и появляются первые наброски «Поэмы экстаза». Параллельно он продолжает занятия философией и решает представить на суд публики свои теоретические воззрения – музыкальные и философские. Предполагая, что стихотворный текст к «Поэме экстаза» будет кратким «переводом» его теории, он собирается издать его отдельной книжкой.

В это время происходит крутой перелом в жизни композитора: он порывает с семьей, и уезжает в Париж, где его ждет Т. Ф. Шлецер. Материальное положение С. осложняется. Он приступает к регулярным занятиям на рояле, надеясь, что концертные выступления помогут ему преодолеть денежные затруднения. Хлопоты отнимают у него много времени и лишают возможности целиком отдаться композиторской деятельности. Всю зиму и начало весны он занят подготовкой концертов, которые проходят с большим успехом. Удовлетворенный, С. уезжает в Италию, где с увлечением принимается за работу над «Поэмой экстаза». Живя под Генуей, в Больяско, С. познакомился с эмигрантами из России. Встретился с Г. В. Плехановым, с которым много времени провел в спорах.

Разорвав отношения с беляевским издательством, С. на время лишается и этого скудного источника средств. Попытка издать свои сочинения у Б. П. Юргенсона не удалась, так как Б. П. Юргенсон не смог выполнить условия, предложенные композитором (гонорар назначала Т. Ф. Шлецер). Выпутаться, хотя бы на время, из денежных затруднений помогла композитору полученная им Глинкинская премия за 1905 г.

В это время С. живет в Женеве. Тщетно пытается найти издателя. Настроение у него подавленное. «Работа не клеится, мысли путаются и возвращаются всегда к одному – это весьма тяжелая перспектива близкой нужды», – пишет он М. К. Морозовой. Единственной радостью в это время было известие об исполнении Ф. Блуменфельдом в Петербурге 3-й симфонии. Об этом сообщил С. В. Стасов, который восторженно оценил работу композитора. К нему и обратился С. за помощью и советом. Возобновляются отношения С. с беляевским издательством. Поддерживает С. его бывшая ученица – М. К. Морозова (после смерти М. Беляева Морозова ежемесячно выплачивала С. пособие в размере 200 р. – до конца 1908 г.). Но денег катастрофически не хватает. С. принял предложение своего товарища по консерватории М. И. Альтшулера, живущего в Америке, выступить в симфоническом концерте Русского симфонического общества в Нью-Йорке, а также проделать концертное турне по городам Америки. В конце 1906 г. С. отправился в Америку и был встречен доброжелательно. Симфонический концерт в Карнеги холл под управлением Альтшулера (декабрь 1906 г.) прошел с большим успехом, так же как и сольный концерт С., состоявшийся 21 декабря.

Из Америки С. вернулся в Париж (1907), где в мае проходила серия Русских концертов, организованных С. Дягилевым и А. С. Танеевым. В программе были ф. п. концерт и 2-я симфония. Летом, в Беатенберге, С. готовит партитуру «Поэмы экстаза» для отправки в Лейпциг. Несколько раз проходит ее вместе с Альтшулером, который собирается исполнить поэму в наступающем сезоне в Америке с применением световых эффектов.

С осени С. живет в Лозанне и завершает работу над «Поэмой экстаза». Следом за ней заканчивает 5-ю сонату. Денежные затруднения отчасти улаживаются с помощью члена Попечительного совета А. Глазунова, который добился досрочной выдачи С. части гонорара за «Поэму экстаза». Обнадеживает С. предложение Морозовой устроить гастроли и концерты в России. Большое значение имела для С. встреча летом 1908 г. с С. А. Кусевицким, который был занят в это время идеей создания симфонического оркестра и музыкального издательства. Поддержка Кусевицкого (до ссоры, приведшей к большим осложнениям) дала С. возможность справиться с материальными трудностями.

С. живет в Брюсселе, но жизнь за границей не удовлетворяет его, несмотря на успешные выступления. Настоящее признание и подлинный успех ждут его в России, куда С. вернулся как гастролер в начале 1909 г.

31 января 1909 г. в Петербурге в программе 2-го Русского симфонического концерта под управлением Ф. Блуменфельда была исполнена «Поэма экстаза», 5-я соната, а также сам автор исполнял свои пьесы. Затем были четыре концерта в Москве, прошедшие с огромным успехом, – два симфонических, камерный и сольный. По дороге в Бельгию С. дал в Петербурге еще один сольный концерт. Однако успех на родине была омрачен разрывом с М. Морозовой (хотя благодаря ее согласию покрыть убытки по симфоническим концертам Русского музыкального общества в течение концертного сезона и стали возможны его выступления в Москве).

Приезд С. возродил интерес к его творчеству на родине. В Москве был организован «кружок скрябинистов», в который вошли М. С. Неменова-Лунц, В. В. Держановский, А. Б. Гольденвейзер и др. Целью кружка была пропаганда сочинений С.

Более двух месяцев пробыл композитор в России. Посещал музыкальные среды в доме Римского-Корсакова, где познакомился с М. О. Штейнбергом, И. Ф. Стравинским, М. Ф. Гнесиным. На вечере в редакции журнала «Аполлон», устроенном в его честь, состоялось его знакомство с Вяч. Ивановым. В Москве, в доме М. Морозовой, он познакомился с А. Белым.

Под впечатлением встречи со старыми друзьями, после обретения новых С. решил вернуться в Россию, что и произошло в январе 1910 г. В это время композитор поглощен работой над «Прометеем», исполнение которого предполагалось весной 1910 г. Но весной он отправился в концертную поездку по городам Поволжья. Организованная Кусевицким, она превратилась в «триумфальное шествие» композитора.

Летом, живя на подмосковной даче, С. напряженно работает над «Прометеем». В ноябре он выступил с сольным концертом в Петербурге, а в начале января 1911 г. с большим успехом играл в провинции – в Новочеркасске, Ростове-на-Дону, Екатеринодаре. В конце января совершил гастрольную поездку по Германии. Выступления его проходят с неизменным успехом. В этом же сезоне Кусевицким готовилась премьера «Прометея», назначенная на 2 марта, которая ожидалась московской публикой с нетерпением. С. исполнял ф. п. партию, дирижировал Кусевицкий. Как всегда премьера была шумной: «часть публики шикала, часть бешено аплодировала».

Вскоре произошел разрыв отношений С. с Кусевицким. С. вынужден отложить планы Мистерии и заняться сочинением сонат и пьес, чтобы выплатить огромный «долг чести» Кусевицкому. На помощь композитору пришли друзья. С. получил от А. И. Зилоти приглашение принять участие в организованых им сифонических и камерных концертах. С предложением издать сочинения С. в фирме «М. П. Беляев в Лейпциге» к нему обратился от имени членов Попечительного совета А. К. Лядов. Он же добился от Попечительного совета присуждения С. Глинкинской премии за 1911 г.

Летом, живя на даче под Каширой, С. напряженно работает. Здесь пишутся 6-я и 7-я сонаты, несколько мелких ф. п. пьес. Работу над ними он окончательно завершает, уже вернувшись в Москву.

Чрезвычайно насыщенным был для С. концертный сезон 1911 / 1912 г., что связано было с необходимостью выплатить долг Кусевицкому. С. дал концерты в обеих столицах и в провинциальных городах России. Весной 1912 он отправился за границу, где концертировал в Амстердаме, Гааге, Франкфурте-на-Майне. Осенью вернулся в Москву и начал новый концертный сезон 1912 /1913 г.

Каждую свободную минуту С. стремился отдавать музыкальному творчеству. Работал над стихотворным текстом «Предварительного действия», которое должно было предшествовать Мистерии. Но его ожидало новое турне в юго-западных городах России. Затем было выступление в Лондоне: в марте 1914 г. он выступил в симфоническом концерте с Генри Вудом, исполнил «Прометея» и ф. п. концерт. С успехом прошли и сольные концерты С.

Композитор мечтает о поездке в Индию и о покупке там участка земли для строительства храма, в котором должна исполняться его Мистерия. Планировал он и новые концерты в Англии – в Лондоне и Ливерпуле, но война разрушила его планы. Первый сольный концерт 22 сентября 1914 г., как и ряд последующих, С. посвятил жертвам войны. Продолжал он также интенсивную работу над литературным текстом «Предварительного действия». В конце ноября он познакомил с окончательным вариантом текста Ю. Балтрушайтиса и Вяч. Иванова. Собирался он приступить, наконец, и к сочинению музыки, но заботы материального характера вновь отвлекают его от творчества. С. постоянно в разъездах. Выступает, с исключительным успехом, в Москве, Петербурге, Харькове, Киеве.

Вернувшись из гастрольной поездки домой в Москву, С. заболел и слег. Утром 14 апреля композитор скончался. Похоронен он был на кладбище Новодевичьего монастыря.

Известие о смерти С. потрясло музыкальный и художественный мир. 17 апреля Художественный совет Московской консерватории провел экстренное заседание, посвященное С. Во многих залах и собраниях прошли лекции-концерты. 22 апреля Исторический отдел Музыкально-теоретической библиотеки провел вечер памяти С., на котором выступили Е. В. Богословский, Б. Л. Яворский, Н. Я. Брюсова. 8 мая состоялось траурное собрание в редакции журнала «Аполлон», а 1 июля в зале Петроградского Петровского училища – первое публичное собрание, посвященное памяти С.

Серию концертов организовал Кусевицкий и передал сборы от них семье композитора. В Петрограде ряд таких концертов устроил А. Зилоти. Появилось множество публикаций, посвященных С. О жизни и творчестве композитора писали В. Брюсов, Вяч. Иванов, К. Бальмонт, музыковеды В. Каратыгин и В. Держановский. В 1915 г. было образовано Общество имени Александра Николаевича Скрябина и издан устав, подписанный учредителями: кн. М. Н. Гагариной (урожд. Трубецкой), Б. П. Юргенсоном, Л. Сабанеевым, Вяч. Ивановым, Ю. Балтрушайтисом, В. В. Богородским и А. А. Подгаецким. Весной 1916 г. вышла книга Л. Сабанеева «Скрябин», которая вызвала споры в кругу друзей С.

Множество споров и толков после смерти С. вызвала незавершенная им Мистерия. Стихотворный текст «Предварительного действия» был закончен к осени 1914 г., а опубликован в сборнике «Русские пропилеи» в 1919, вместе с другими текстовыми записями С., не имеющими прямого отношения к Мистерии. Сведения о Мистерии содержатся также в книге Л. Сабанеева «Скрябин».

Важную роль в формировании философских идей С. имела его дружба с С. Н. Трубецким.

Певак Е. А.