А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Характеризуя современный символизм, Иванов рассматривает его как «явление гибридное, двуликое», состоящее из двух «внешне-слитых, внутренне-противоборствующих» начал – реалистического и идеалистического символизма, которым еще предстоит в ходе дальнейшей эволюции символизма дифференцироваться. Эти два начала олицетворяют две свойственные человеческой природе потребности: потребность в ознаменовании вещей (эмморфоза) и потребность в их преобразовании (метаморфоза). Эти две потребности, в которых реализуется влечение человека к подражанию природе (подражание – необходимый «ингредиент художественного творчества»), – ознаменование и преобразование – постоянно заявляют о себе в художественной деятельности, существуют как реалистическая (эмморфоза) и идеалистическая (метаморфоза) тенденции, сочетаются, переплетаются, но не теряют при этом своих отличительных особенностей.

В том случае, когда «подражательность утверждается до преобладания», мы имеем дело с натурализмом. Когда же мы сталкиваемся с «крайним ослаблением подражательности» – перед нами «чистый символизм». Натурализм, а также «гиероглифический символизм» и номинализм, Иванов рассматривает как разнообразные способы воплощения принципа ознаменования вещей и считает, что они «принадлежат кругу реализма».

Различны задачи, которые ставят перед собой реалист и идеалист. Реалист осуществляет «беспримесное приятие объекта в свою душу и передачу его чужой душе». Идеалист – «возвращает вещи иными»: убирает кажущиеся ему лишними или добавляет к полученному им впечатлению новые черты, возникающие в процессе творческого преобразования полученных от реального мира импульсов. Вступив однажды на путь идеализма, художник, считает Иванов, «неминуемо пойдет далее по наклонной плоскости личного дерзновения» и откажется в конце концов от принципа символического ознаменования в искусстве предметов и явлений реального мира.

Выступая в защиту реалистического принципа в искусстве, Иванов объявляет его наиболее пригодным для целей религиозного творчества. Только истинное символическое искусство, провозгласившее принцип верности вещам, убежден он, может быть соотнесено с религиозным творчеством, точнее, с одной из сторон религиозного творчества, которая проявляется в художественной деятельности человека.

Устанавливаемое Ивановым тождество между истинным символизмом и реализмом базируется на следующем его тезисе: символы художник «раскрывает в вещах окружающей действительности», как знамения действительности иной, и, следовательно, представляет обыденную реальность знаменательной. Результатом подобным образом организованного творческого процесса становится обнаружение связи и смысла всего сущего, пребывающего как в сфере эмпирической, так и в иных сферах духовной деятельности, что и позволяет говорить о существовании прочных связей между творчеством религиозным и художественным.

Певак Е. А.