А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Белинков Аркадий Викторович (29.09.1921, Москва – 14.05.1970, Нью-Хейвен, США), писатель, литературный критик, публицист.

 

Первый роман – «Черновик чувств» – написал в 1943 г. (опубликован в 1996 г.), а в январе 1944 г. был арестован и осужден за «контрреволюционную агитацию». Находясь в заключении, написал ряд резких антикоммунистических памфлетов («Россия и Чорт», «Человечье мясо», «Роль труда»), которые скрывал, зарывая в землю. Это обнаружилось, и Б. был приговорен к 25 годам исправительно-трудовых лагерей. В 1956 г. амнистирован и освобожден. В 1956–1968 гг. жил в Москве, сначала преподавал в Литературном институте им. А.М. Горького, затем занялся писательским трудом, вступил в Союз Писателей СССР. В 1960 г. вышла в свет, пройдя через многочисленные цензурные «чистки», книга Б. «Юрий Тынянов». В начале 1968 г. Б. сумел опубликовать в провинциальном журнале «Байкал» две главы из своей новой книги «Юрий Олеша. Сдача и гибель советского интеллигента». Номера со статьей были изъяты из обращения, в печати появились выступления с резкими политическими обвинениями в адрес автора. Стало ясно, что Б. не удастся, как это было с предыдущей книгой, официально опубликовать свое произведение. Автору крамольных книг грозило не просто лишение права публиковаться в СССР, но и возможный новый арест. Поэтому в июне 1968 г., получив разрешение на поездку в Венгрию для лечения, Б. бежал с женой в США через Югославию; история этого бегства описана им самим в художественной форме в рассказе «Побег» (1968).

В эмиграции Б. вел преподавательскую деятельность (основной темой лекций было взаимоотношение творческой личности и тоталитарного государства), участвовал в международных конференциях, публиковался в русских эмигрантских изданиях: в журналах «Посев», «Зарубежье», «Новом журнале», в газетах «Новое русское слово» и «Русская мысль».

Отношения Б. с представителями старой эмиграции складывались сложно, не всеми воспринимался пафос его разоблачительных выступлений, касающихся современной ситуации в России, проводимые им параллели в ее истории. Сложно было найти путь к пониманию и с западной студенческой аудиторией. Его жена Н. Белинкова-Яблокова объясняет причины этого непонимания так: «Наши заявления, наши оценки, наши способы выражения определены нашей эпохой и нашей страной. Мы принесли на Запад раздражающую категоричность суждений, неуместную здесь открытость души, непривычно форсированный звук голоса. Иногда мы говорим громче, чем нужно, потому что нас не всегда хотят слушать. У здешних свой опыт, свои критерии, свои оценки, свой вывод мудрости земной, отличный от нашего» (Белинкова-Яблокова Н. Хождение по свободе // Новый колокол. 1971. С. 194).

Первой журнальной публикацией Б. на Западе был пролог к его книге об Олеше, не включенный им в корпус книги и опубликованный в «Новом журнале» как самостоятельная работа под названием «Печальная и трогательная поэма о взаимоотношениях скорпиона и жабы, или Роман о государстве и обществе, несущихся к коммунизму». В «Новом журнале» напечатан и его очерк «Александр Солженицын и больные ракового корпуса».

Б. много работал на радиостанции «Свобода», вещавшей на Советский Союз.

Среди получивших наибольшую известность произведений Б. периода эмиграции – «Письмо конгрессу ПЕН-клуба» (сентябрь 1969), в котором он обвинил западную либеральную интеллигенцию в пособничестве коммунистическому режиму в СССР.

Оказавшись в эмиграции, Б. пытался воссоздать герценовскую традицию свободной русской печати за пределами России, – печати, откликающейся на настроения и проблемы внутри метрополии. Он начал собирать материалы для альманаха «Новый Колокол» и успел частично подготовить его к изданию. После его смерти (в 1971 г.) «Новый колокол» был издан его женой.

С 1990 г. произведения Б. публикуются на родине.

Биография Б. концентрирует в себе черты, типичные для судьбы части интеллигенции в сталинскую эпоху, период «оттепели» и следующего затем брежневского «застоя»: конфликт с государством, появление надежды на возможность компромиссного сосуществования и разочарование, приведшее к эмиграции. Ситуация непонимания, с которой столкнулся Б. в эмигрантской среде, дает представление о причинах будущих конфликтов между старшими эмигрантами и представителями «третьей волны».

В творчестве Б. проявил себя как мыслитель, писатель, литературный критик. В своем первом романе «Черновик чувств» Б. развил оригинальную литературную теорию «необарокко», которую противопоставлял не только господствовавшему в советской литературе социалистическому реализму, но и опальному тогда формализму. Сам Б. говорил: «…Это новое направление в литературе – необарокко. Сущность этой теории сводится к аполитичности в искусстве. Отрицание влияния на развитие искусства общественных событий. В искусстве, заявлял я, главное форма, а не содержание» (Белинков А. Россия и черт. М., 2001. С. 107–108). Он рассматривал историю литературы как историю борьбы стилей, считал, что главное в литературе – слово.

Ни теория, ни роман не несли в себе политического содержания, но оценены были как «антисоветские».

В историко-литературном исследовании «Юрий Тынянов» Б. сумел сформулировать ряд принципиальных мыслей о противостоянии интеллигенции, отстаивающей ценности свободы и демократии, тоталитарному государству. Второе издание «Юрия Тынянова» (1965 г.), в котором автор усилил публицистический пафос, стало литературным событием: читателей привлекали идеи, высказываемые Б., и поражало то, что они появились в книге, прошедшей цензуру. Эта книга не является научным исследованием в точном смысле этого слова, в ней «строгая научность сочетается с блестящим артистизмом» (К. Чуковский), логическая система доказательств заменена на образную. Б. создает свой вариант «эзопова языка»: рассматривая механизм тоталитарной системы николаевской эпохи на материале романов Юрия Тынянова, автор говорит о тех законах, которые продолжают действовать по сей день.

«Юрий Тынянов» явился первой частью задуманной Б. трилогии о трех возможных формах отношения русского интеллигента к власти: лояльность (это путь Юрия Тынянова), противоборство (Б. собирался написать о судьбе не сдавшегося художника на материале биографии вначале Ахматовой, затем Солженицына, но этот замысел не был реализован); компромисс, неизбежно приводящий к потере творческой индивидуальности. О последнем пути Б. рассказал в книге «Юрий Олеша. Сдача и гибель советского интеллигента». Здесь развиваются те принципы психолого-литературоведческого исследования, которые оформились в работе о Ю. Тынянове. Синтезируя в единое целое приемы научного анализа и художественной литературы, А. Белинков создает новый жанр. Сохранился черновик выступления, содержащего размышления писателя о жанровой специфике своих произведений: «...я думаю, что правильнее было бы определить то, что я делаю, как жанр литературоведческой лирики или лучше лирики в форме литературоведения. Писатель или литературное явление для меня становятся лишь образом, метафорой речи о других вещах, парусом, одиноко белеющим в тумане моря го... [страница оборвана] Почему же я не говорю о вещах, которые исследую, прямо? Но такой же вопрос может быть поставлен и поэту, а его ответ – художник говорит образами, а ученый понятиями – никого не удовлетворит, ибо надо еще доказать, что это так, только так, всегда так. Почему художник говорит “парус”? Очевидно, потому, что таким образом он может достичь наибольшей убедительности. Достижение наибольшей убедительности составляет смысл всякого научного или художественного творчества. Мне кажется, что способ, которым работаю я, не лучше способов, которыми работают другие, но лучший из тех, которым пока могу работать я сам».

 

Соч.: Юрий Тынянов. М., 1960 (2-е изд.: М., 1965); Юрий Олеша (сдача и гибель советского интеллигента). Мадрид, 1976 (2-е изд. : Сдача и гибель советского интеллигента. Юрий Олеша., М., 1997); статьи: Юрий Тынянов // История русской советской литературы. Т. II. М., 1967; Страна рабов, страна господ // Новый Колокол. Лондон; Нью-Йорк, 1972; Время и мы. 1987. № 95 // Новый колокол. М., 1994 [Репринт]; Анна Ахматова и история // Грани. 1985. № 136; Иллюзии и разочарования Екклесиаста (фрагменты); Ирония судьбы (вариант: Ирония трубы); Искусство и образ. Искусство прозы; Судьба и книги Александра Солженицына; Методология изучения русской литературы и др.ст. // Белинков А., Белинкова Н. Распря с веком. (В два голоса). М., 2008.

Лит.: Казак В. Белинков Аркадий Викторович // Казак В. Энциклопедический словарь русской литературы с 1917 года. Лондон, 1988; Рассадин Ст. Продолжение спора // Вопросы литературы. 1996. № 10; Чудакова М. Так ярый ток, оледенев... (предисловие) // Белинков А. Сдача и гибель советского интеллигента. Юрий Олеша. М., 1997; Шкловский Е. Белинков против Олеши // Знамя. М., 1997. № 7; Белинков А., Белинкова Н. Распря с веком (В два голоса). М., 2008; Моисеева В.Г. Трилогия А.В. Белинкова // Русское литературоведение XX века: имена, концепции, школы. М.; СПб., 2012.

Моисеева Виктория Георгиевна