А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Ефим Григорьевич Эткинд (26.02.1918, Петроград – 22.11.1999, Потсдам) – литературовед, критик.

 

Эмигрировал в 1974 г., после того как был уволен из Ленинградского пединститута им. А.И. Герцена, лишен всех степеней и званий и исключен из Союза писателей, в котором состоял с 1956 г. Об истории своего исключения Эткинд расскажет в книгах «Записки незаговорщика» и «Барселонская проза». В эмиграции Э. активно сотрудничал в разных журналах, публикуя критические заметки, отрывки из книг, участвуя в эмигрантских баталиях (он одним из первых открыто высказал неприятие той журнальной политики, которую вел Вл. Максимов); преподавал, занимался переводческой деятельностью. В начале 1990-х книги и статьи Э. стали вновь публиковаться в России. Последней из книг, готовящихся к печати при жизни автора, стал сборник «Проза о стихах» (2001), в котором объединены «Разговор о стихах», вышедший в России в 1970 г. и сразу ставший библиографической редкостью, и «Стихи и люди. Разговор о стихотворениях», подготовленный к изданию в 1974 г. В этой книге в полной мере раскрывается талант Э. как педагога и как исследователя литературы.

Последняя крупная работа Э. доэмигрантского периода увидела свет уже на Западе. Ее заглавие дает представление об авторском принципе исследования поэзии – «Материя стиха» (1968–1976). Эткинд продолжает традиции своих учителей: Г.А. Гуковского и В.М. Жирмунского (им и посвящена эта книга), однако специфика работ Э. состоит в том, что им руководит не только пафос ученого-исследователя, но и ученого-преподавателя. Д.С. Лихачев в рецензии на книгу «Материя стиха» отмечал: «Автор стремится говорить о серьезных эстетических проблемах, не зашифровывая свои мысли модными и звучными иностранными словами, не злоупотребляя в книге о литературе терминами структурной лингвистики, теории информации, кибернетики, математики, семиотики, как это часто имеет место в изданиях последних лет. Книга внутренне полемична, хотя автор открытого спора не ведет почти нигде; она направлена, с одной стороны, против крайних увлечений структурализмом… с его отрицанием исторического метода, с его абсолютизацией синхронного изучения текста, с его перенесением на литературу лингвистических законов и, значит, забвением гуманитарного смысла и характера литературоведения; с другой стороны, книга направлена против вульгаризаторов, пренебрегающих подлинным пониманием единства содержания и формы, содержательности формы и каждой из художественных и речевых форм произведения. Книга учит читать…».

Центральная проблема «Материи стиха» – вопрос о соотношении стиха и формы, в поэзии имеющий особое значение. В книге этот тезис конкретизируется  исследованием разных уровней организации поэтического текста: лексического, синтаксического, метрического, звукового. Автор рассматривает ряд конфликтов, образующих поэтическую форму: слово в речи – слово в стихе; слово в предложении – слово в стихе; метр и ритм; ритм и синтаксис; условно-поэтическая фразеология – индивидуальная речь. Подробно исследуется роль контекста в семантизации слова: выделяются «внешний» и «внутренний» контексты, выстраивается шестиступенчатая лестница контекстов (общесловарный, условно-словарный, контекст литературного направления, контекст автора, контексты цикла и одного стихотворения). Большая глава посвящена вопросам звуковой семантики. Э., вслед за Ф. де Соссюром, утверждает, что звуки в языке не мотивированы, но в поэзии они существуют совершенно иначе, приобретая мотивировку, что доказывается анализом функционирования имен собственных в поэтических текстах. В заключительной главе речь идет о связи поэзии с музыкой. При рассмотрении поэтического материала учитывается исторический аспект, то, что в разных художественных системах соотношение «содержание – форма» различно, и то, что менялось представление о соотношении прозы и поэзии. Материалом для исследования служат произведения Хераскова, Державина, Жуковского, Дельвига, Д. Давыдова, Баратынского, Вяземского, Пушкина, Языкова, Бестужева-Марлинского, Лермонтова, Некрасова, Бальмонта, Белого, Брюсова, Блока, Хлебникова, Маяковского, Цветаевой, Ахматовой, Тихонова, Пастернака, Суркова, Асеева, Л. Мартынова, Заболоцкого. Книга Э. представляет интерес как теоретический труд, демонстрирующий целостный подход к анализу поэтического текста, и как собранье литературоведческих «миниатюр», в которых открываются новые грани в произведениях хрестоматийных, в писателях, казалось бы, давно изученных. Продолжением «Материи стиха» можно считать книгу «Там внутри. О русской поэзии ХХ века» (1995). Наряду с поэзией предметом исследования Э. становится проза «“Внутренний человек” и внешняя речь: Очерки психопоэтики русской литературы XVIII–XIX вв.» (1999).

Последнюю свою работу – «Божественный глагол: Пушкин, прочитанный в России и во Франции» (1999) – Э. торжественно называет Книгой жизни.

Под одной обложкой здесь объединены работы, написанные в разное время – в начале шестидесятых и в конце девяностых. Ранние исследования в структуре книги получают новое освещение: например статья «Поучительный опыт: четыре варианта стихотворного послания А.С. Пушкина к П.А. Плетневу» зазвучала по-новому, воспринимаемая через призму раздела «Слово, стих, строфа», где воспроизводятся те «баталии», которые развернулись в начале ХIХ в. в литературной среде вокруг понятий жанр, стиль, авторское «Я», рифма, строфа; по-новому осмысляются старые статьи Эткинда, посвященные связям творчества Пушкина с французской литературой, в контексте разделов «Французская поэзия в творчестве Пушкина» и «В кругу европейцев». В этой книге автор раскрывается и как стиховед, опирающийся в своих исследованиях на те принципы системного литературоведческого анализа, которые были изложены в книге «Материя стиха»; и как историк литературы; и как компаративист, имеющий огромный опыт работы в области перевода. В последнем разделе книги («Французский Пушкин») рассказывается об истории переводов поэзии Пушкина на французский язык и о той работе, которая была проделана группой переводчиков, возглавляемых Е.Г. Эткиндом, по подготовке томов поэтического наследия Пушкина в собрании сочинений на французском языке.

Литературоведческая деятельность Е.Г. Эткинда – продолжение традиции той школы литературоведения ХХ в., которая связана с именами Томашевского, Гуковского и которую на сегодняшний день можно назвать классической. Большинство же представителей критики и литературоведения «третьей волны» связаны с новыми течениями: структурализмом, деконструктивизмом, постструктурализмом, постмодернизмом. 

 

Соч.: Там, внутри. О русской поэзии XX века. СПб.: Максима, 1995; Материя стиха. СПб.: Гуманитарный союз, 1998 [Репринт]; «Внутренний человек» и внешняя речь: Очерки психопоэтики русской литературы XVIII‒XIX вв. М.: Языки русской культуры, 1999; Проза о стихах. СПб.: Знание, 2001; Записки незаговорщика. Барселонская проза. СПб.: Академический проект, 2001; Ефим Эткинд: Здесь и там / Сост. П. Вахтина, С. Ельницкая, И. Комарова, М. Эткинд, М. Яснов. СПб.: Академический проект, 2004.

Лит.: Ефим Григорьевич Эткинд: Материалы к библиографии / Сост. О.Н. Ансберг. СПб., 1999.

 

 

Моисеева Виктория Георгиевна