А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Замятин Евгений Иванович (20.01/1.02 1884, с. Лебедянь Тамбовской губ. – 10.03.1937, Париж;
похоронен на кладбище в пригороде Тье – дивизион 21, линия 5, могила 36) – прозаик, драматург, публицист.

Родился в семье священника с патриархальным укладом жизни. Мать, дочь священника, была одаренной пианисткой, и З. рано полюбил музыку. С 4 лет пристрастился к чтению, любимым писателем его стал Гоголь. Учился в Лебедянской прогимназии, затем в Воронежской гимназии, которую окончил с золотой медалью в 1902 г. Хотя в гимназии отличался прежде всего в сочинениях по русскому языку, из «упрямства», как сам писал в «Автобиографии», поступил на кораблестроительный факультет Петербургского политехнического института [1].

Идти по линии наибольшего сопротивления всегда было жизненным credo З. «Две силы в мире – энтропия и энергия, – скажет позднее героиня романа «Мы». – Одна – к блаженному покою, к счастливому равновесию; другая – к разрушению равновесия, к мучительно-бесконечному движению» [2]. Стихией З. была, бесспорно, энергия. Под знаком оппозиции «энтропии» – в жизни общества, в политике, культуре и творчестве – сложилась судьба З., человека и писателя.

З. всегда был в оппозиции: сперва к царскому правительству, затем к Октябрьскому перевороту и его последствиям для жизни людей. «Я знаю, – писал З. И. Сталину, – что у меня есть очень неудобная привычка говорить не то, что в данный момент выгодно, а то, что мне кажется правдой. В частности, я никогда не скрывал своего отношения к литературному раболепству, прислуживанию и перекрашиванию: я считал – и продолжаю считать – что это одинаково унижает как писателя, так и революцию» [3].

Неуступчивость и несговорчивость, оппозиционность и критичность мышления, императив свободы личности – все эти черты натуры предопределили судьбу писателя. З. приобрел устойчивую репутацию «еретика».

З. рано увлекся революционной деятельностью. «В те годы быть большевиком – значило идти по линии наибольшего сопротивления» [4], – писал он в «Автобиографии». В 1906 З. становится членом РСДРП (б) и боевой дружины Выборгского района. В дальнейшем, однако, взаимоотношения с большевиками складывались весьма непросто.

В 1905 З. арестован и несколько месяцев провел в «одиночке», в 1906 взят под надзор полиции и выслан в Лебедянь. Затем надзор был снят, запрещено жить в Петербурге. Несмотря на запрет, З. вернулся в столицу, окончил институт в звании морского инженера и был оставлен при кафедре корабельной архитектуры. Когда нелегальное положение З. обнаружилось, он был выслан из Петербурга.

Во время I Мировой войны З. выступал с антивоенных позиций, за что в 1914 был привлечен к суду и сослан в г. Кемь (за повесть «На куличках», 1913). В марте 1916, отбыв ссылку, З. был командирован в Англию для участия в строительстве российских ледоколов на верфях Ньюкасла, Глазго и Сандерленда. Побывал в Лондоне. Был одним из главных проектировщиков ледокола «Святой Александр Невский» (после Октябрьской революции получил имя «Ленин»). Думается, что эта профессиональная деятельность – строительство ледоколов – в символическом смысле оказалась созвучной самой натуре писателя, сквозь непреодолимые преграды пробивавшегося к ему одному лишь видимым целям. 

В Англии З. пишет  две остросатирические повести – «Островитяне» (1917) и «Ловец человеков» (1921).

В сентябре 1917 З. вернулся в Россию. В том же году женился на Людмиле Николаевне Усовой, слушательнице Женского медицинского института (ЖМИ), с которой познакомился еще в 1905 на нелегальных сходках РСДРП.

Организовал литературный кружок «Серапионовы братья» и до своего отъезда за границу оставался негласным его руководителем.

Февральскую революцию воспринял восторженно-романтически и активно высказывал в печати свою позицию по различным вопросам общественной политической, культурной жизни и литературы.

Как редактор участвовал в издании журналов «Дом искусств», «Современный Запад», «Русский современник», в также в работе издательств: в «Издательстве З.И. Гржебина», «Всемирной литературе», «Алконосте», «Петрополисе», «Мысли» и др. З. полемизирует в печати с футуристами («Презентисты» – «Дело народа», 1918; «О равномерном распределении» – «Новая жизнь», 1919), с А. Блоком и Р. Ивановым-Разумником («Скифы ли?» – «Дело народа», 1918; «Домашние и дикие» – «Дело народа», 1918) и др. В литературно-критических статьях того времени писатель отстаивал свободу творчества и предостерегал писателей от «всё поглощающего единомыслия» (статьи «Я боюсь» – «Дом искусств», 1921; «Рай» – «Дом искусств», 1921; «О сегодняшнем и о современном» – «Русский современник», 1924; «О литературе, революции, энтропии и прочем», 1924 и другие).

Во время Гражданской войны, оставаясь убежденным социалистом, Замятин критиковал политику большевистского правительства, ввергнувшую народ в гражданскую войну, а затем нищету («Рассказ о самом главном», 1924; «Пещера», 1922). В результате его арестовывали вместе со другими известными деятелями искусства (А. Блоком, А. Ремизовым, Р. Ивановым-Разумником, К. Петровым-Водкиным) в марте 1919 по делу о мятеже левых эсеров.

Самое значительное свое произведение – роман-антиутопию «Мы» – З. написал в 1920 г. После нескольких неудачных попыток опубликовать его в России произведение увидело свет за границей: в английском переводе (1924), в чешском (1927), французском (1929) – и, наконец, вышло на русском (в «обратном» переводе с английского и в сокращенном варианте) в парижском журнале «Воля России» (1929). Полный текст был опубликован лишь в 1952 издательством А.П. Чехова в Нью-Йорке, а на родине – в журнале «Знамя» (1988, № 4–5).

В 1920-е гг. в Советской России роман «Мы» был резко раскритикован, не будучи издан, – совершенно, как роман булгаковского мастера. В результате З. вышел (как и чуть раньше Б. Пильняк) из «Союза писателей» СССР, его произведения были фактически запрещены к публикации. В 1931 З. пишет письмо И.В. Сталину с просьбой разрешить ему выезд за границу, и получает положительный ответ.

С февраля 1934 З. почти постоянно жил в Париже. В 1934, уже в эмиграции (что беспрецедентно), был вновь принят в Союз писателей СССР, а в 1935 участвовал в антифашистском Конгрессе писателей в защиту культуры как член советской делегации. В печати высказывался осторожно – ни за красных, ни за белых. Писал статьи, очерки, рецензии и др. Им написан киносценарий по мотивам пьесы М. Горького «На дне» для режиссера Ж. Ренуара. Незавершенным остался начатый за границей роман «Бич Божий» (посмертно, в 1938, вдовой опубликована лишь 1 часть) – о знаменитом предводителе гуннов. Роман развивал одну из ведущих тем русского модернизма – разрушение варварами высокоразвитой, но одряхлевшей цивилизации («Грядущие гунны» В. Брюсова, «Скифы» А. Блока, «Нате!» В. Маяковского и др.). Первой пробой ее была трагедия «Атилла», законченная в 1928, но, несмотря на положительные оценки рецензентов и высокую М. Горького, так и не увидевшая свет рампы.

Живя во Франции, З. оставался советским гражданином, периодически продлевая свой отечественный паспорт. Однако представлять себе его жизнь в эмиграции как сплошные уныние и тоску по родине было бы малооправданным упрощением. Во всяком случае М. Булгакову он с восторгом пишет о прекрасной Франции, о доброжелательных и милых людях вокруг, о радости бытия [5].

Впрочем, радоваться судьба оставила З. недолго. 10 марта 1937 писатель скончался в Париже от стенокардии, осложнившейся после перенесенного гриппа [6].

 

Творческий дебют З. состоялся в 1908 – публикацией рассказа «Один» о несчастной любви, написанного в стиле Л. Андреева. В том же мелодраматическом духе рассказ «Девушка» (1910). Настоящую известность принесла З. повесть «Уездное» (1913), в которой изображен косный провинциальный быт. Повесть наследует традиции Гоголя, М.Е. Салтыкова-Щедрина, Г.И. Успенского, перекликается с «окуровским циклом» М. Горького и «Мелким бесом» Ф. Сологуба. Позднее это сочинение стало ядром первого сборника писателя «Уездное. Повести рассказы» (1916) [7].

З. – как человек и как сочинитель – обладал характером и темпераментом сатирика прежде всего. Замечательно при этом, что стихия комического в его произведениях всегда имеет сильный привкус трагичности. Общий трагикомический пафос – важная и отчасти неожиданная особенность творчества писателей зарубежья. Она имеет глубинные корни в русском культурном сознании. Трагикомическое видение мира организует одну из доминантных генетических линий нашей литературы: Гоголь – Салтыков-Щедрин – Достоевский – Набоков. К разгадке этого парадокса ближе всех подошел в свое время Ф.М. Достоевский: «...в подкладке сатиры всегда должна быть трагедия, – писал он. – Трагедия и сатира – две сестры и идут рядом и имя им обеим, вместе взятым: правда» [8]. Н.В. Гоголю принадлежит экзистенциальная формула русской сатиры: «озирать всю громадно несущуюся жизнь сквозь видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы» [9].

Так, в совершенно несвойственном для русской литературы остросатирическом и в то же время трагическом ключе решена З. традиционная ее тема – национальный характер, человек из народа. В таких рассказах, как «Чрево» (1913), «Старшина» (1915), «Мамай» (1920), в цикле «Большим детям сказки» (1917–1920) и др., перед нами трагифарс, «страшная сатира» в духе М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Трагикомическое видение мира парадоксальным образом соединялось у писателя с приверженностью теме любви, всегда напряженно чувственной, иррациональной, часто с криминальным оттенком («Наводнение», 1929). На другом полюсе – рассказ «Пещера» (1921), трагическая сатира на будни советского коммунизма, проникнутая сверхнапряженным лиризмом.

Центральный и структурообразующий внутренний конфликт почти всех произведений З. – противостояние и борьба стихий энтропии и энергии как двух главных в понимании писателя мировых сил. Конфликты иные – свобода / несвобода, животное / цивилизованное и др. – лишь производные от базового. Обе категории, энтропия и энергия, у З. аксиологически значимы: статика, покой всегда отрицательно – динамика, движение, даже разрушительное и бессмысленное, положительно, как этически, так и экзистенциально. Если из-под «гладкого» Иосифа высовывается хотя бы частичка «лохматого» Исава, с точки зрения З., это всегда замечательно.

Чаще всего именно любовь, страстная, неуправляемая и иррациональная, взрывает энтропную структуру и разрушает ее. В романе «Мы» главная носительница энергии – прекрасная и загадочная I. Но предвестники ее появились раньше – это органист Бейли и его возлюбленная миссис Лори Краггс в «Ловце человеков», жена викария миссис Дьюли в «Островитянах», подросток Ганька в «Наводнении» и др.

Надо заметить, явно ошибались советские критики  (точнее, работники идеологического фронта, читавшие «Мы» в рукописи), которые вместе с Д. Фурмановым увидели в антиутопии З. «злой памфлет-утопию о царстве коммунизма, где все подравнено, оскоплено» [10]: адресат сатиры писателя гораздо шире – это отнюдь не только коммунистический строй, но любая энтропная модель устройства будь то общества, государства или личной жизни.

В лучших образцах своего творчества З. создал собственный, абсолютно оригинальный стиль, соединивший традиции русской и мировой классики с современными писателю импульсами – русской «орнаментальной прозы» (А. Белый, Б. Пильняк, Ю. Олеша) и западноевропейской антиутопии (Г. Уэллс, К. Чапек) и др. Отличительной чертой творческой манеры писателя следует признать симбиоз трагикомического пафоса и напряженного драматического психологизма  в соединении с рационализмом социально-философской мысли.

 

 Примечания

 

1. Замятин Е. Автобиография. 1922 // Литературная учеба. 1988. №5. С. 121.

2. Замятин Е. Мы // Советская проза 20–30-х годов: В 2 т. Т. 2. М., 2000.  С. 98.

3. Замятин Е. Письмо И.В. Сталину // Замятин Е. Соч. Т.4. М., 1986.  С. 310.

4. Замятин Е. Автобиография. 1928 // Замятин Е. Избранные произведения. М., 1989. С. 39.

5. См.: Варламов А. Михаил Булгаков. М.: ЖЗЛ, 2008. С. 309.

6. См.: Даманская А.Ф. Смерть Е.И. Замятина // Сегодня. Рига, 1937. 14 марта.

7. См.: Туниманов В.А. Замятин // Русская литература ХХ века. Прозаики, поэты, драматурги: В 3 т. Т. 2. М.: ОЛМА-ПРЕСС-Инвест, 2005. С. 25–28.

8. Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч.: В 30 т. Т. 24. Л., 1982. С. 305.

9. Гоголь Н.В. Собр. соч.: В 7 т. Т. 5. М., 1977.  С. 128.

10. Цит. по: Замятин Е.И. Биография: www.litra.ru/biography/get/biid/00452431190723301387


12 февраля 2016 г.

Злочевская А. В.