Направления, течения >> Русская эмиграция >> Первая волна >> Русский Париж >> Литературные объединения молодых

Первыми литературно-художественными объединениями, созданными в Париже представителями молодого поколения эмигрантов, были кружки «Палата поэтов» (август 1921 – январь 1922) и «Гатарапак» (конец 1921–1922). «Палата поэтов», по замыслу ее основателей В. Парнаха, А. Гингера, Г. Евангулова, М. Струве, М. Талова, С. Шаршуна, должна была служить объединению деятелей русского искусства за рубежом независимо от исповедуемых ими художественных принципов. Поэтому в вечерах кружка, устраивавшихся в монпарнасском кафе «Хамелеон», участвовали столь разные персонажи, как Б. Поплавский и Дон Аминадо, наряду с молодежью читали доклады критики «аполлоновского» круга Е. Зноско-Боровский и А. Левинсон, выступали художники – от авангардистов до «мирискусников», режиссеры, музы-канты, драматические актеры и танцовщики.

Напротив, «Гатарапак», учрежденный при ближайшем участии поэтов Б. Божнева, А. Гингера, В. Познера, Б. Поплавского, М. Струве, М. Талова, С. Шаршуна и художников-авангардистов В. Барта и Д. Какабадзе, ориентировался исключительно на современные направления в искусстве и свои эстетические пристрастия декларировал четко. На вечерах, проходивших в все в том же «Хамелеоне», не только разбирались новые стихи, но и читались доклады о конструктивизме, кубизме, пуризме и т. д.

Еще более радикально «левыми» были установки группы «Через», организованной силами редакции «художественно-литературной хроники» «Удар» (1922–1923. № 1–4), которая в 1923 г. громко заявила о себе одноименной выставкой авангардистского искусства. В число ближайших сотрудников журнала «Удар» входили критик С. Ромов (главный редактор), живописцы В. Барт и К. Терешкович; в выставке участвовали также А. Ланкой, Я. Липшиц, А. Федер, О. Цадкин и др.

Иной была центральная идея Союза молодых писателей и поэтов (с 1935 – Объединение писателей и поэтов), возникшего в 1925 и просуществовавшего вплоть до 1940 г. Для его основателей Ю. Терапиано, Д. Кнута, А. Ладинского, В. Мамченко и др. главным в данном случае стало объединение разрозненных творческих сил младшего поколения первой волны эмиграции на возможно более широкой эстетической платформе. Отсюда внимание к сугубо профессиональным и материальным аспектам писательской жизни, разнообразие и насыщенность литературных вечеров Союза, в которых с определенного момента принимали участие и литераторы старшего поколения, а также взаимная терпимость его членов, – ведь многие из них принадлежали и к иным, более узким кружкам («Перекресток», «Кочевье»).

В литературное объединение «Перекресток» (1928–1937) входили «парижане» П. Бобринский, Д. Кнут, Ю. Мандельштам, Г. Раевский, В. Смоленский, Ю. Терапиано и жившие в Белграде И. Голенищев-Кутузов, А. Дураков, Е. Таубер, К. Халафов. Эстетическое кредо «Перекрестка», тяготевшего к неоклассицизму в поэзии, основывалось на позициях В. Ходасевича, организационно к группе не принадлежавшего, но активно участвовавшего в ее деятельности. На вечерах «Перекрестка» с докладами, посвященными общим проблемам современной литературы, в том числе эмигрантской, кроме членов группы выступали критики и писатели В. Вейдле, З. Гиппиус, С. Маковский, В. Сирин, М. Цветаева. Печатным органом объединения стали одноименные сборники стихов, вышедшие в 1930 г. в издательстве «Я. Поволоцкий и Ко» (вып. 1–2).

На собраниях «свободного литературного объединения» «Кочевье», проходивших с 1928 по 1939 г., в соответствии с замыслом его создателя и идеолога М. Слонима особое внимание уделялось изучению советской литературы. Устраивались также коллективные читки произведений писателей-эмигрантов с участием В. Андреева, Б. Божнева, И. Болдырева, В. Варшавского, Б. Поплавского, Г. Раевского, Б. Сосинского, В. Фохта, С. Шаршуна и др., проводились индивидуальные творческие вечера – А. Ладинского, М. Цветаевой, обсуждались стихи молодых поэтов, романы И. Болдырева, Г. Газданова, читались доклады по теоретическим проблемам литературы и искусства (Н. Алексеев, Б. Поплавский, Ю. Фельзен, В. Фохт).

Однако, пожалуй, наиболее влиятельным течением молодой эмигрантской поэзии стала организационно не оформленная «парижская нота», культивировавшая эстетические взгляды Г. Адамовича и противостоявшая «Перекрестку» и «Кочевью». Наиболее отчетливо черты «парижской ноты» – простота и скупость выразительных средств, отказ от внешних эффектов ради «последней правды», ради «самого главного», стремление к тому предельному лаконизму, за которым мерещится «непоправимо белая страница», – воплощены в дневниковой лирике Л. Червинской и А. Штейгера. В определенной степени с течением были связаны А. Гингер, Д. Кнут, Ю. Мандельштам, Б. Поплавский, В. Смоленский, Ю. Терапиано, из поэтов старшего поколения – сам Г. Адамович и отчасти его бывшие соратники по петроградскому «Цеху» Г. Иванов и Н. Оцуп.

Домогацкая Е. Г.