Фотоальбом VI Международной научной конференции «Русская литература XX–XXI веков как единый литературный процесс (проблемы теории и методологии изучения)»
20–23 марта 2019 года состоится
VI Международный конгресс исследователей русского языка

«Русский язык:
исторические судьбы и современность»





На филологическом факультете состоялась VI Международная научная конференция «Русская литература ХХ—ХХI веков как литературный процесс (проблемы теории и методологии изучения)».

18 и 19 декабря 2018 года на филологическом факультете прошла очередная, уже шестая по счету международная научная конференция «Русская литература XX — XXI веков как литературный процесс (проблемы теории и методологии изучения)». Организатором конференции выступила кафедра истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса. В работе научного форума приняли участие около ста ученых из самых разных уголков мира, среди которых специалисты в области русской литературы ХХ века из Беларуси, Болгарии, Ирана, Казахстана, Китая, Узбекистана и Украины. Не менее широко была представлена и география России. Гости конференции приехали более чем из 20 городов, в том числе из Вологды, Воронежа, Екатеринбурга, Казани, Красноярска, Новосибирска, Петрозаводска, Санкт-Петербурга, Саратова, Твери, Ярославля и др. Рабочий формат конференции включал два пленарных заседания и работу 8 секций, на которых обсуждался широкий спектр вопросов, связанных с самыми актуальными и разнообразными проблемами современного литературоведения.

Собравшихся участников и гостей научного мероприятия приветствовал заведующий кафедрой истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса профессор М.М. Голубков. В своем выступлении он отметил, что традиция проведения конференции по истории и теории русской литературы ХХ века сложилась два десятилетия назад. У ее истоков стоял замечательный ученый, организатор науки, заведующий носившей в то время название кафедрой истории русской литературы ХХ века Борис Семенович Бугров. Не только научный интерес профессора Бугрова, но и притягательность его личности, удивительное обаяние и теплота собирали на филологическом факультете множество замечательных исследователей, историков литературы и участников литературного процесса. Сегодняшний коллектив кафедры хранит память о Борисе Семеновиче и с любовью и ответственностью продолжает начатое им дело.

Одной из особенностей прошедшей конференции стала работа уже третьей по счету секции, посвященной проблемам изучения национальных и региональных аспектов литератур народов России. Эта секция отражает значимый аспект сегодняшней работы кафедры, которая стремится в новых условиях и на новом научном уровне поставить важнейшие вопросы изучения не только литератур народов России, но и вообще русскоязычных национальных литератур на постсоветском пространстве. Понимая важность этой проблемы, уже более трех лет назад деканат предложил пригласить на факультет в качестве совместителя виднейшего ученого, заведующего сектором литератур народов РФ ИМЛИ РАН К.К. Султанова, чей доклад был представлен на заседании секции «Литература народов России и межнациональные взаимодействия».

Другим обстоятельством, повлиявшим на формирование программы конференции, стали две круглые даты. В минувшем году отмечались 150 лет со дня рождения М. Горького и 100-летие со дня рождения А.И. Солженицына. В связи с этим в рамках конференции была выделена специальная секция, посвященная творчеству писателей. Секция была представлена 8-ю докладами, посвященными обсуждению новых подходов к изучению наследия двух крупнейших художников слова ХХ века. Затронутые в них аспекты помогают увидеть неожиданные сближения между этими непримиримыми, на первый взгляд, литературными антиподами и обнаружить непреходящую актуальность их произведений для современного читателя.

Продолжая свое выступление, М.М. Голубков обратился к одному из центральных аспектов диалога, неизбежно возникшего в пространстве юбилейного года между классиками: отношению Горького и Солженицына к идее «перековки» человека в условиях лагеря. Мысль о метаморфозе личности в ГУЛАГе парадоксальным образом воспринималась каждым писателем в позитивном ключе, одновременно обнаруживая глубинные философские расхождения в их мировосприятии. Горький мечтал о формировании сознательных строителей нового мира из уголовных преступников и социально чуждых элементов согласно гуманистической идее о совершенном человеке как смысле существования Вселенной и всей истории человечества. Солженицын видел в собственном лагерном опыте проявление Божественной воли, раскрывшей ему истинный смысл его писательства и отвратившей его от пути «советского писателя», по которому он, по его убеждению, непременно пошел бы, вослед Горькому, если бы не арест и тюрьма.

Выступление М.М. Голубкова задало вектор следующим выступлениям участников пленарных заседаний, продолживших осмысление разных этапов сложной истории русской литературы ХХ века, ее взаимодействия с европейской литературной традицией, нормативной эстетикой и другими родами искусства. В.В. Полонский (Москва) обратился к периоду модерна, в частности проблеме типологического восприятия символизма в русском и европейском литературном контекстах. На материале дискуссии, развернувшийся в Парижской Франко-русской студии в 1930-м году, было показано, что для ее французских участников символизм — факт прошлого и преодоленный этап истории национальной литературы. Для русских же студийцев он еще не завершился, несмотря ни на какие внешние катастрофические рубежи, так как символизм, в их представлении, — это метаискусство, стремящееся к выходу из позитивистской условности исторической динамики в пространство сверхэстетических ценностей. Продолжил размышление об этом периоде А.И. Чагин (Москва), сосредоточившийся на проблеме взаимодействия путей поэтического развития в русской литературе 1920 — 1930-х годов. В ходе развернутого анализа «Грифельной оды» О.Э. Мандельштама исследователь продемонстрировал максимальную степень разомкнутости границ «петербургской школы» поэзии, с одной стороны, унаследовавшей акмеистические традиции первого Цеха поэтов, а с другой, стремящейся к взаимодействию с иными путями творчества — в частности, с открытиями русского авангарда. Литературной жизни тех же лет был посвящен и доклад Н.М. Малыгиной (Москва), которой на примере значительного фактического материала удалось показать подлинное место А.П. Платонова в среде таких современных ему писателей и критиков, как В.Я. Брюсов, А.К. Воронский, М. Горький, Б.Л. Пастернак, А. Веселый, С.Ф. Буданцев и В.С. Гроссман и др. О мастерстве сложного метафорического портрета еще одного современника Платонова — В.В. Набокова рассказала в своем выступлении Н.Л. Блищ (Минск, Беларусь), отметив, что писатель часто превращал своих стилистических оппонентов (А.М. Ремизова и И.А. Бунина) в персонажей. Но и сам он не избежал этой участи и предоставил писателям следующих поколений (Б.А Ахмадулиной, Саше Соколову, С.Д. Довлатову, М.П. Шишкину и др.) множество способов для эстетического самоопределения: от модели поэтического обожания и подражания с попутным переосмыслением образов и ситуаций предшественника — до позиции отталкивания и дистанцирования от его наследия, чаще всего реализуемой через пародирование. С.И. Кормилов (Москва) поставил вопрос о связи тематики и уровня художественности в русской литературе ХХ века. Вопреки стремлению советских писателей преодолеть укоренившееся в отечественной прозе расхождение сюжета и глубинного тематического содержания, по уровню художественности их произведениям не удалось приблизиться как к «бессобытийным» романам и повестям XIX века, так и литературе эмиграции. Разрабатывавшиеся в произведениях советского времени актуальные и даже грандиозные темы (Великая Отечественная война, производственное строительство, научные открытия и т.п.) не смогли гарантировать им высокого эстетического качества, важнейшим условием которого является личностное начало, понимание и изображение сложности и психологической глубины человеческой индивидуальности, оказавшейся в новых общественно-политических обстоятельствах подавленной установкой на важность и ценность коллектива. Вопросу о влиянии нормативной эстетики социалистического реализма на произведения о Великой Отечественной войне был посвящен доклад Б.В. Соколова (Москва), показавшего на примере повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие» и романа Петра Проскурина «Судьба», как реальные события и биография прототипов персонажей кардинально трансформировались в соответствии с определенным патриотическим «заказом», но при этом не утратили художественной цельности и правдивости. А.Ю. Большакова (Москва) проанализировала сложившиеся полемические модели и некоторые теоретические подходы к определению места и значения деревенской прозы в движении русской литературы от средневековья до современности. По замечанию исследователя, на рубеже ХХ — ХХI веков как в литературной периодике, так и в научных работах вокруг нее развернулась ожесточенная полемика, в которой мера художественности часто подменяется волюнтаристскими критериями и наклеиванием идеологических ярлыков, в результате чего происходит недопустимое интерпретационное искажение, по сути, разрушительное не только для русской литературы, но и науки о ней и литературности как таковой. Н.М. Солнцева (Москва) обратилась к истории знакомства и общения в 1918 — 1919 гг. художника Б.Д. Григорьева и представителя новокрестьянского течения Н.А. Клюева. В результате этих взаимоотношений появились три портрета поэта, а Григорьев в эмиграции написал поэму «Расея», мотивы которой созвучны и полемичны по отношению к восприятию Клюевым-«скифом» революции и советской реальности. Т.Г. Шеметова (Москва) рассмотрела основные этапы создания пушкинской иконографии, продемонстрировав, как последняя влияет на литературный процесс. Исследовательница проследила генезис пушкинского образа от «смуглого отрока» (Ахматова) до «социального стереотипа», сложенного из портретов О.А. Кипренского и В.А. Тропинина (основы идеологизированного образа в литературе социалистического реализма). Отдельное внимание было уделено карикатурам и портретам в графической стилистике «рисунков Пушкина» как способу демифологизации Пушкина в прозе Абрама Терца, Андрея Битова и постсоветской пушкинистике. Ли Синьмэй (Шанхай, КНР) поделилась своими суждениями о месте русской литературы в современном Китае. Исследовательница отметила, что интерес к произведениям русских писателей возник около ста лет назад, произведения русских художников слова оказали существенное влияние на китайскую литературу. С середины 80-х годов прошлого века по сегодняшний день интерес к переводу и исследованию современной русской литературы в КНР возрастает. Наиболее переводимым автором является А.И. Солженицын, однако постепенно популярность набирают писатели, вступившие на творческий путь в последние десятилетия XX — начале XXI вв., прежде всего постмодернисты (В.О. Пелевин, Т.Н. Толстая, Б. Акунин и др.). Предметом исследования китайских русистов являются как отдельные персоналии и произведения, так и вопросы общей тенденции развития современной русской литературы, ее направлений, школ и литературных премий. Завершил работу пленарных заседаний доклад-презентация «„Не выходя из комнаты“: опыт популяризации литературы в медиапространстве», посвященный проекту пяти выпускников аспирантуры кафедры (А.М. Высочанской, А.В. Грешиловой, Е.В. Жуйковой, А.А. Семиной и А.А. Токарева), который включает два направления (канал на YouTube и группе Вконтакте). В докладе были представлены фрагменты литературоведческих роликов, выходящих на канале, а также интервью с заведующим кафедрой профессором М.М. Голубковым и специальный ролик, выпущенный к началу конференции. Докладчики поделились трудностями и преимуществами медийного проекта, направленного на повышение интереса среди школьников и студентов к филологии и гуманитарной среде в целом.

Заседание первой секции «Теоретические аспекты изучения русской литературы ХХ — начала XXI веков» началось с доклада М.Б. Лоскутниковой (Москва), посвященного рассмотрению литературоведческой практики изучения стилевых парадигм в развитии русской прозы XX — XXI веков. Исследователем было отмечено выделение в стилеобразовании XIX века пластической и аналитической линии классического стиля. Полнота представлений о стилеобразовании в русской прозе последнего столетия возникает с обретением полноты представлений о классической картине мира. Также были глубоко освещены локализованные представления о стилеобразовании (сатира, тематические узлы прозы, тенденции развития в определенные периоды времени и т.д.). Д.В. Кротова (Москва) посвятила свой доклад обоснованию неомодернистской тенденции в современной русской литературе, в частности в творчестве Е.Г. Водолазкина, А.Н. Варламова, М.М. Голубкова, М.П. Шишкина, П.В. Крусанова (на этапе творчества 1990-х гг.) и др. Художественные установки неомодернизма, по мнению докладчицы, связаны с актуализацией модернистской литературной традиции: речь идет о принципе универсализации как основе писательского мышления; принципе неомифологизма; опоре на приемы модернистской писательской техники и т.д. Также в сообщении был проанализирован проблемно-тематический комплекс неомодернистской прозы в его соотношении с модернистской традицией (этическая проблематика; тема времени; тема личности в истории); отмечены причины и предпосылки формирования неомодернистской тенденции в современной литературе. Иерей Г. Белькинд (Москва) в своем выступлении продемонстрировал, как значительный герменевтический потенциал фундаментального эстетического понятия «возвышенного» с особой силой раскрывается при сравнительном анализе «высоких» и «низких» жанров словесности, что представляется чрезвычайно актуальным с точки зрения вопроса о единстве национальной культуры. Доклад А.Н. Андреева (Москва) касался литературоведческой антропологии и методологии персоноцентризма. Докладчик акцентировал внимание на том, что развитие литературы движется определенным путем: от психики — к сознанию. Этот путь, по его убеждению, универсален и является вектором прогресса в литературе и культуре. Т.Е. Автухович (Гродно, Беларусь) рассмотрела особенности функционирования экфрасиса в русской и белорусской поэзии XXI века: экфрастические тексты могут рассматриваться как индикатор социокультурных и эстетических изменений в национальной литературе, о чем свидетельствует выбор визуальных объектов, имен художников, типы экфрасиса, степень полноты описания артобъекта. Л.С. Кислова (Тюмень) попыталась осмыслить причины востребованности жанра травелога на рубеже XX — XXI веков. Предполагающий высокую степень рефлексии, травелог в современной литературе превратился в многоуровневый, синкретический жанр. Фиксируя в тексте личные ощущения от перемещений во внешнем пространстве, автор травелога, как правило, создает собственную модель мира и транслирует только свою концепцию духовного путешествия. Сегодня в русской и русскоязычной литературе травелог приобретает отчетливую этническую и гендерную окраску, что способствует его популяризации и превращению в явление массовой культуры. В докладе М.А. Хлебус (Москва) на различных уровнях поэтики (система персонажей, пространственно-временная организация повествования, а также идейно-философский уровень произведения) был рассмотрен концепт «язык» в рамках тенденций художественного письма и мышления таких современных русских писателей, как А.В. Королев «Человек-язык» (2000), Д.Л. Быков «Орфография» (2003), Лена Элтанг «Побег куманики» (2005), М.П. Шишкин «Письмовник» (2010), Е.Г. Водолазкин «Авиатор» (2017). Согласно выводу докладчицы, концепт «язык» имеет ключевое значение в художественной картине мира современных авторов, хотя в каждом отдельном случае может получать разное воплощение — эстетическое или экзистенциальное. Осмыслению жанра «роман с ключом», к которому в последнее время возрос интерес литературоведения, был посвящен доклад Е.А. Даутовой (Челябинск), попытавшейся в своем выступлении выявить и обобщить его характерные особенности, способы создания художественной реальности, а также закономерности в развитии жанра на основе гипотезы о «трех волнах» актуализации жанра в русской литературе ХХ века. Лю Мяовэнь (КНР) рассказала о концепции «метапрозы» в англоязычном литературоведении. Автор проанализировала проблемы появления термина и определения «метапроза» сквозь призму теории метапрозы, сформулированной в работах англоязычного литературоведа Патриции Во и канадского критика Линды Хатчен. А.И. Именных (Москва) обратилась к роману В.П. Астафьева «Прокляты и убиты» в ракурсе trauma studies (аналитика или исследование травмы). Одно из направлений аналитики травмы — изучение репрезентации травматического опыта в литературе, и в случае творчества Астафьева оно кажется актуальным и перспективным. Астафьев ищет новый язык для репрезентации травматического опыта. Особую роль в драматизации травмы Астафьева сыграла зарубежная литература, например роман Д. Трамбо «Джонни получил винтовку».

Работу второй секции «Литературы народов России и межнациональные взаимодействия» открыл К.К. Султанов (Москва). В своем докладе он обратился к вопросу об актуальности проблематики идентичности национальных литератур: тому, как сегодня мыслится идентичность, как работает национальный нарратив в ситуации транскультурной мобильности и т.п. Докладчик коснулся разных современных концепций на эту тему, обратив наиболее пристальное внимание на работу Г. Тиханова «Будущее истории литературы: три вызова XXI века», чьи рассуждения о новых условиях бытования национальных литератур, о якобы назревшей потребности в переводе «изрядно истощённого национального повествования в тональность мультикультурного глобализма», не раз становились предметом дискуссий. Также К.К. Султанов отметил особую остроту вопроса о собственно научном самоопределении дисциплины «Литературы народов России», о необходимости преодоления кризиса инерционно-нормативных представлений и продвижения к новой исследовательской парадигме, которое предполагает обновление оптики, языка описания и анализа, чтобы с привлечением современной терминологии связать проблематику литератур народов России с дискуссиями об идентичности и глобализации, изжить комплекс научно-культурного аутсайдерства. Н.П. Дворцова (Тюмень) посвятила доклад проблеме создания авторской мифологии и жизнестроительной концепции на основе христианского учения и ненецкой мифологии. Материалом исследования послужило творчество и деятельность современной ненецкой писательницы, пишущей на русском языке, А.П. Неркаги и русского писателя А.Е. Григоренко. Н.П. Дворцова реконструировала две стратегии создания авторской мифологии: а) авторский миф — способ сохранения индивидуальной культурной идентичности (Неркаги); б) авторский миф как открытие универсальных общечеловеческих ценностей в межкультурном диалоге (Григоренко). Доклад сопровождался фотографиями петроглифов А.П. Неркаги, на которых написаны различные тексты, от изречений и загадок до выдержек из Библии и произведений Гете. И.В. Монисова (Москва) выступила с докладом, посвященном произведениям двух русскоязычных национальных писателей, профессиональная деятельность которых связана в первую очередь с другими видами творчества: лирические миниатюры в прозе заслуженного художника Республики Адыгея Рамазана Хуажева и роман известного кинорежиссёра из Казани Салавата Юзева. Доклад сопровождался фотографиями монументальных резных деревянных панно в национальном стиле Р. Хуажева. Выбранные тексты анализируются прежде всего в интермедиальном аспекте, дающем возможность соотнести проблематику и поэтику произведений двух авторов с законами художественного языка того вида искусства, который является для них «первым». И.В. Булгутова (Улан-Удэ) рассмотрела документально-биографическое повествование от первого лица, в котором осмыслен опыт личностного становления. Роман бурятского писателя В.В. Бараева, в котором прослеживаются черты эссеистики и мемуаристики, представляет собой уникальный синтез документальности и художественности. В нём автор сопрягает воедино индивидуальный опыт жизни, воспитания, образования и отражение исторических событий эпохального масштаба. Р.М. Ханинова (Элиста) проанализировала жанр притчи, который в калмыцкой поэзии ХХ в. не получил широкого распространения, но дал ряд ярких образцов. В докладе на примере стихотворений Д.Н. Кугультинова («Чингис») и М.В. Хонинова («Ночь и дорога»), отрывки из которых прозвучали на калмыцком и русском языках, современная притча была рассмотрена в аспекте жанрового-тематического своеобразия, в ракурсе национальной версификации, традиций и новации. В своем выступлении О.М. Давыдов (Челябинск) затронул проблему правомерности выделения и самостоятельности региональных литератур, в частности затронул вопрос о праве существования «литературы Южного Урала» и «литературы Урала», а также о необходимости выделения ее из корпуса литературы Сибири. Докладчик проанализировал сказы С. Черепанова, С. Власовой, Н. Кондратковской, предложив ответ на вопрос, «в чем отличие литературного шара Южного Урала от уральского?» Причины стремительного развития жанров малой прозы в азербайджанской литературе последних десятилетий рассмотрела В.В. Сорокина (Москва), выявившая в произведениях М. Сафарова, О. Мир-Касима, М. Ибрагимбекова и других, с одной стороны, тенденцию к развитию двух жанровых форм — психологической и притчевой, а с другой, различия как на содержательном, так и на формальном уровнях. Особое внимание было посвящено устойчивому интересу азербайджанских писателей к вопросу пространства и времени в психологических повестях, а также городу Баку как непосредственному участнику событий, связанному с переживаниями персонажей. Парване Пулаки (Тегеран, Иран) рассказала об удивительной переводческой рецепции романа М.А. Шолохова «Тихий Дон» в Иране, о двух опосредованных переводах на фарси, сделанных М. Этемадзаде в 1965 г. (с французского языка) и А. Бигдели-Хамсе (с английского), а также о переводе А. Шамлу 1990-х гг., над которым известный иранский поэт трудился семь лет. В докладе были рассмотрены черты сходства и различия переводов М. Этемадзаде и А. Шамлу. Заседание завершил доклад Сандры Николетич (Загреб, Хорватия), где был затронут вопрос о восприятии русской литературы в современной Хорватии. Особое внимание было уделено результатам проведенных докладчицей в 2002-м и 2018-м гг. в ходе исследовательской работы опросов, целью которых являлось получение общего представления о знакомстве хорватских читателей с русскими писателями, с произведениями русской литературы, с чеховским творчеством и особенно с его драматургией.

Первым докладом третьей секции «Литературный процесс рубежа XIX — XX веков» стало выступление А.В. Леденева (Москва), который рассмотрел устойчивые черты лирической рефлексии, связанной с восприятием искусства Востока (Япония и Китай) в стихотворениях М.А. Кузмина и Г.В. Иванова, показав, что соприкосновение с восточным материалом для русских поэтов оборачивается заострением проблематики соотношения искусства и природы. Чиан Чиех Хан (Тайбей, Тайвань) посвятил свое сообщение мотиву танца и «танцевальной схеме» в драме «Жизнь Человека» Л.Н. Андреева. Танец был рассмотрен докладчиком не только как предмет художественного изображения, но и как один из основных сюжетообразующих элементов, имеющих значение для раскрытия идейного содержания. Вопросу о рецепции той же драмы Андреева был посвящен доклад О.И. Хайрулиной (Москва), показавшей, сколь сильный интерес к Андрееву-драматургу вызывает у немецких критиков и литературоведов особая близость данной пьесы к типичной для экспрессионизма форме «драмы состояний». Оригинальную версию трактовки вечного типа Дон-Жуана в одноименной пьесе С.Н. Дурылина предложила Е.А. Коршунова (Москва). Ориентируясь на «Каменного гостя» А.С. Пушкина и мировой опыт изображения вечного героя, Дурылин создает в споре с предшественниками трагический образ Дон-Жуана, спасенного Светлой Девой. Интертекстуальная стратегия использования текстов-предшественников состоит в создании «опрокинутого» смысла, где важно не буквальное заимствование скрытых или явных цитат, а обращение к целым фрагментам произведений, сюжетным линиям, героям и т.д. с целью создания оригинального сюжета. Д.П. Крылова (Москва) обратилась к феномену города в раннем творчестве В.В. Маяковского, отметив, что именно в урбанистической лирике футуриста наиболее мощно проявлены экспрессионистские и сюрреалистические тенденции: создание гиперболизированных гротескных образов, эмоциональная избыточность, фантасмагорическое восприятие действительности. Отдельное внимание докладчица уделила сопоставлению лирического героя стихотворения Е.Г. Гуро «Город» с образом Маяковского-поэта.

В докладе Н.З. Кольцовой (Москва), открывшем четвертую секцию «Русская литература первой половины ХХ века», был рассмотрен сценарий «кинопоэмы» М.А. Булгакова «Мертвые души» с точки зрения соединения в ней соответственно гоголевского и кинематографического планов — «гротескного реализма» и приемов монтажа («вертикального», «горизонтального), «наплыва», затемнения и пр. Разговор о творчестве писателя продолжили Л.Б. Хван и Ш.А. Оразымбетова (Нукус, Узбекистан), обратившиеся в своем докладе к образу Воланда в романе «Мастер и Маргарита», вобравшего демонические, мистические начала, которые позволяют обнаружить в нем свойства «сверхтипа». Своеобразие образа Воланда-«сверхтипа» раскрывается на основе анализа приемов его создания — форм поведения, речевой характеристики, вещного мира, принадлежащего герою, лейтмотивной портретной характеристики, пейзажных зарисовок, символики солнца, луны, черного цвета, определяющих могущество «Князя тьмы», наказуемость человеческих пороков и преступлений. Ван Чжижу (КНР) представила необычный взгляд на другого персонажа булгаковского романа — Ивана Бездомного, который, по ее мнению, проявляет черты детского сознания, что подтверждает непосредственность, «детскость» его реакций и суждений в начале романа и дальнейшее ученичество у Мастера. Орлин Стефанов (София, Болгария) обратил внимание присутствующих на невозможность однозначного определения авторской позиции И. Ильфа и Е. Петрова по отношению к герою их авантюрной дилогии «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». Эту неопределенность исследователь объяснил тем, что в образе Остапа Бендера зашифрованы черты другого «великого комбинатора» и главной фигуры советского политического Олимпа — Сталина, а в названии конторы «Рога и копыта» — серп и молот — эмблема сталинского «комбинаторства». Т.А. Купченко (Москва) обратилась к вопросу о жанровой эволюции поэмы «150 000 000», отметив, что на протяжении жизни Маяковского поэма издавалась несколько раз. Принципиально важными, по мнению исследователя, стали два издания: первое — 1921 года (анонимное) и последнее — 1929-го (в составе 3-го тома Собрания сочинений), которые представляют собой две авторские редакции поэмы. Доклад Яна Шэня (КНР) был посвящен проблеме рецепции китайской культуры обэриутами, в частности вопросу об определении места иероглифа в их творчестве. Автор доклада сопоставил представления обэриутов об иероглифе с традицией модернистских художественных систем Запада, сформулированной в работах П. Клоделя и Э. Паунда. В своем выступлении А.В. Нижник (Москва) отметила, что широко известен полифонический характер прозы Мандельштама, однако актуальные и без сомнения его знаковые тексты политических памфлетов обычно в этой полифонии не упоминаются. Докладчица поставила целью проследить предтексты странного а) экономического отношения О.Э. Мандельштама к культуре (вызов потребительству и накоплению всех родов в «Разговоре о Данте»), б) классического немецкого философского отношения к истории (от Гегеля через Маркса к «О, если б грек увидел наши игры»). Парадигму имени в заголовочном дискурсе женской прозы русского зарубежья рассмотрела Н.В. Летаева (Москва), выделив в ней антропонимы и литературные онимы (прецедентные имена, топопоэтонимы, которые отражают авторскую модальность, реализуют текстообразующую, стилистическую, культурологическую функции в прозе Н.Н. Берберовой, Тэффи, И.В. Одоевцевой, З.Н. Гиппиус, Н.А. Лаппо-Данилевской, Т.А. Смирновой-Макшеевой, Н. Федоровой и др.). Оним в заголовочном дискурсе вовлекает художественный текст в парадигму универсалий «человек — время — пространство», формирует ассоциативный фон художественного произведения, раскрывает феномен языковой личности женщины-прозаика и литературный вкус эпохи. В докладе О.С. Кочетковой (Минск, Беларусь) рассматривался сборник «Автоматические стихи» Бориса Поплавского как явление русского сюрреализма. Несмотря на то, что вопрос о сюрреализме Поплавского по-прежнему остается дискуссионным, ему близка идея «сближения» и «смещения реальных пропорций», лежащая в основе сюрреалистического образа. «Чистый» автоматизм чужд поэту, однако поэтическая техника сюрреализма, сюрреалистические приемы и такие характерные для сюрреалистической живописи методы, как фроттаж и декалькомания, находят отражение в его творчестве. Сюрреализм Поплавского — своего рода эксперимент самопознания, которое позволяет парадоксальным образом осуществить установку поэта на «умалчивание» и эксплицировать культурные коды, имманентные его сознанию. А.А. Хадынская (Сургут) проанализировала лирику поэтессы первой волны русской эмиграции Ирины Кнорринг с позиции постакмеистической, то есть продолжающей акмеистические традиции в неакмеистическую эпоху, показав, что стих Кнорринг объединяет в себе акмеистические традиции и поэтику «Парижской ноты» в ее женском варианте. Способы фиксации времени в дебютных романах В.В. Набокова «Машенька» (1926) и Г. Газданова «Вечер у Клэр» (1929) был рассмотрен в докладе Яня Куаня (КНР). Первый характеризируется «спациализацией» событийного потока, благодаря чему время приобретает свойства физически ощутимой субстанции. Газданов же подчеркивает неделимость, единопротяженность временного потока, поэтому музыка представляет собой основную форму восприятия времени. Возможную интерпретацию заглавия эмигрантского сборника Г.В. Иванова «Розы» (1931) в свете его полемики с идеализирующим революцию финалом поэмы А.А. Блока «Двенадцать» предложила А.А. Семина (Москва). Иванов показывает, что подобная идеализация имела катастрофические последствия, приведя к утрате России и всех основополагающих нравственных ценностей. Образ роз в лирике автора претерпел эволюцию, пройдя путь от традиционного христианского символа (доэмигрантский период) к символу смерти (часто насильственной), грязи и разложения, ставшими в его эмигрантском творчестве неотъемлемыми атрибутами большевистского переворота.

Работа пятой секции «Русская литература второй половины ХХ века» началась с выступления Г.В. Зыковой (Москва), которая обратилась к вопросу описания находящихся в личном собрании поэта Вс.Н. Некрасова машинописных материалов, содержащих стихи Н.И. Глазкова: это как «самисебяиздатские» книги, так и разрозненные листы с прежде нигде не публиковавшимися стихами, часть которых находятся среди бумаг с текстами самого Некрасова и атрибутируются докладчиком Глазкову предположительно. В докладе Е.Ю. Зубаревой (Москва) в контексте литературных традиций были рассмотрены черты и особенности эволюции повествовательной стратегии В.П. Некрасова, отразившейся в процессе формирования принципов его «ландшафтной прозы» и становления жанровой формы «литературной прогулки». Основной объект внимания — образ Италии в путевых записках «По обе стороны океана», при создании которого ярко проявилась специфика подхода писателя к воссозданию художественного ландшафта. А.Е. Чернова (Москва) рассмотрела этнопоэтические константы в лирике поэтов XX века: Н. Рубцова, Н. Тряпкина, Ю. Кузнецова. Образ родной природы, созданный в их творчестве, соотносится с описаниями пейзажей в русском народном творчестве. В своем выступлении О.В. Зубова (Москва) затронула проблему художественной доминанты шукшинского творчества. Сравнительный анализ отдельных аспектов литературных и кинематографических работ автора (в том числе неопубликованных и ранее не исследованных текстов сценариев) показал первичность литературы в художественном мире В.М. Шукшина. В.Н. Пахтусова (Москва) отметила, что, создавая «Книгу детства», Ю.М. Нагибин ориентировался на жанровую структуру лирического романа «Жизнь Арсеньева» Бунина. Писатель трансформировал бунинскую модель лирического романа, но, как и предшественник, сделал главной целью передачу индивидуального жизненного опыта, включенного в поток переживаний. Цзоу Вэньяо (КНР) представила концепцию истории в романе «Доктор Живаго», в котором Пастернаку важнее представить не события жизни героя, а его духовный опыт. Классификацию вариантов мифологемы «смерть — воскресение», представленной в поэзии К.М. Симонова на всем протяжении его творчества, предложила в своем докладе И.Н. Коржова (Орск). Выявлено, что Симонов четко выстраивает противопоставление линейного времени, связанного с осознанием уникальности личности, и времени циклического, в котором личность заменяется архетипом. Доклад О.С. Лалетиной (Санкт-Петербург) был посвящен исследованию стиха поэтессы русского зарубежья М.Г. Визи (1904 — 1994). На основе анализа полного корпуса русскоязычных стихотворений Визи были впервые выявлены черты, определяющие своеобразие ее метрико-строфического репертуара, а также рассмотрен вопрос о связях стихотворного наследия поэтессы с творчеством петербургских поэтов Серебряного века, советских авторов и представителей западной и восточной ветвей русской эмиграции. В центре внимания Е.В. Хворостьяновой (Санкт-Петербург) оказалась проблема описания оригинальной системы стиха С.Е. Вольфа, не имеющей аналогий ни в поэзии XX века, ни в контексте литературы ленинградского андеграунда. Отдельное внимание было уделено сравнению прозы и стиха, которое показало, как отсутствие «билингвизма», так и «стихового мышления». На примере неофициальной деятельности А.Д. Синявского и Ю.М. Даниэля и участников поэтических встреч у памятника Маяковскому 1950–60-х гг. Е.П. Мельничук (Москва) показала, как в условиях «оттепели» интеллигенция взаимодействовала с властью, завоевывая право на свободный творческий путь. Анализ стихотворений «маяковцев» и текста повести «Говорит Москва» Ю.М. Даниэля обнаружил сходство некоторых мыслей авторов идеям XX съезда. Н.А. Черникова (Москва) обратилась к проблеме рецепции русской «деревенской прозы» исследователями из Болгарии, в частности темы взаимоотношения природы и человека, преемственности поколений, памяти как духовной опоры личности. Гун Цинцин (КНР) проиллюстрировала в своем докладе, как В.С. Маканин в повести «Где сходилось небо с холмами» совмещает музыку и художественное слово для передачи мироощущения человека, который утратил свои корни и душу. Музыкальность произведения проявляется на сюжетно-композиционном и тематическом уровне.

Шестая секция «Современный литературный процесс» была разделена на две подсекции. Работа первой открылась докладом И.Б. Ничипорова (Москва), в котором был предложен анализ проблематики, образного мира, исторического и бытийного содержания А.В. Иванова «Общага-на-Крови». Участниками секции были заданы вопросы о функции ненормативной лексики в творчестве данного автора и соотнесении романов Иванова с понятием «массовая литература». Разговор о своеобразии творчества писателя был продолжен о докладе М.С. Руденко (Москва), которая определила метафизический роман А.В. Иванова как следующий этап развития неореализма: он возвращает читателя в символистский ракурс, пронизанный, однако, историческим опытом России XX — XXI вв. В докладе П.Е. Спиваковского (Москва) было проанализировано соотношение бинарных и тернарных оппозиций (в лотмановском смысле) в романе П.В. Крусанова, где воссоздается картина мира «по ту сторону добра и зла», которая служит для прославления имперского начала, при этом релятивизируются составляющие в этом произведении, интересно сочетающиеся с репрезентаций авторских интенций. Докладчику были заданы вопросы о жанровой природе произведения, в частности, о влиянии архаической эпопеи. Доклад А.С. Бокарева (Ярославль) был обращен к рассмотрению особенностей субъектной организации лирики Г. Шульпякова и М. Степановой, а именно принципу, при котором высказывание распадается на несколько ипостасей, объединенных диалогическим отношением. Также была рассмотрена специфика данной «оптики» в творчестве каждого из поэтов, сделан вывод о типологической близости их поэтических систем. В выступлении Е.В. Суровцевой (Москва) было дано определение особенностей жанра жития святителей в сопоставительном аспекте, а также проанализированы два варианта жития Тихона Белавина — М. Вострышева (1990) и О. Клюкиной (2016). Тексты отличаются композицией, манерой интерпретации описываемого. Автор доклада обратила внимание на документальность житий и детальные описания «житейской прозы», что также свойственно современным житиям. Докладчица пришла к выводу об успешном функционировании житий в современной русской литературе и необходимости их изучения. Н.П. Иордани (Москва) рассмотрела основные принципы стилизации древнерусского языка в романе «День опричника» В.Г. Сорокина на разных языковых уровнях, выявив источники заимствования языковых единиц и способы конструирования собственно авторских элементов. Ситуация выпадения человека из родного ему времени и утрата значимых связей главного героя с историческими эпохами его прошлого, описанная в романе «Авиатор», была проанализирована М.В. Бочкиной (Москва). Докладчица затронула вопрос о функциях фрагментарности романного повествования, сделав вывод, что на формирование авторской концепции времени значительное влияние оказали научные исследования Е. Водолазкиным мировоззрения древнерусского человека.

Первым выступлением на второй подсекции стал доклад Н.В. Лосевой (Тверь), обратившейся к анализу творчества тверского прозаика Юрия Красавина (1936 — 2013), который издал 20 книг и полное собрание художественных произведений в 14 томах. Творчество прозаика разнообразно по жанру и стилю. Это так называемая «деревенская проза», производственная, историческая, социально-философская. В работе рассматривается духовный реализм в романах Юрия Красавина. На примере стихотворения Б.Ш. Окуджавы «Мы убили комара» Г.А. Шпилевая и Е.А. Толчеева (Воронеж) продемонстрировали, что в автопародии поэт продолжил русскую литературную традицию использования энтомосемизмов (Г.Р. Державин «Фелица», А.Н. Майков «Звуки ночи», К.И. Чуковский «Тараканище» и т.д.), создав свой вариант «комариного текста»: если раньше комар был победителем, освободителем, «докукой», то у Окуджавы он жертва, на которого обрушился гнев уставших и обозленных людей. Китайские темы, мотивы и образы в творчестве В.О. Пелевина были рассмотрены в докладе Го Вэй (КНР). Основным материалом исследования стал роман «Священная книга оборотня». С помощью конкретного анализа текста романа в аспектах тематики и поэтики были продемонстрированы его источники и связь с китайской мифологией, философией и литературой. Выступление Ван Лидань (КНР) было посвящено анализу менипповых элементов в драматургии И.А. Вырыпаева. Вырыпаевские тексты проявляют постоянный интерес к иррациональному началу в человеке. Насилие и отвращение раскрывают подсознательный и иррациональный уровень психики людей. И все это у драматурга тесно связано с его экзистенциальным религиозным сознанием. В текстах драматурга функционируют элементы античной мениппеи. Центральной гипотезой в докладе Т.А. Арсеновой (Екатеринбург) стала идея рассмотрения 1991 года в биографии Б. Рыжего в качестве своеобразного «инициального рубежа», переживание и осмысление которого предопределило последний выбор поэтом временной точки зрения его лирического субъекта, послужило источником некоторых тем и мотивов лирики, оказало влияние на формирование аксиологии его поэтической системы. В выступлении Н.Л. Быстрова (Екатеринбург) шла речь о поэтической формуле «безобразное — это прекрасное, / что не может вместиться в душе». Согласно версии докладчика, источником этой формулы в поэзии Б. Рыжего стало начало первой из «Дуинских элегий» Рильке. Также Н.Л. Быстровым была предложена философско-эстетическая гипотеза двух путей (способах) истолкования тождества безобразного и прекрасного у Рыжего. В докладе Н.Э. Ибадовой (Москва) была рассмотрена проблематика романа Ю.М. Полякова «Любовь в эпоху перемен»: эпоха перемен, обманувшая ожидания главного героя, соотнесение частного и исторического пути, тема неравных браков, проблемы журналистики. Ю.Ю. Шестакова (Москва) проанализировала художественная функции драгоценных камней в романе О.А. Славниковой «Прыжок в длину», играющих роль «стилевых интеграторов» хаотического бытия героев: самоцвет, служа аксессуаром того или иного персонажа, является средством его всеобъемлющей характеристики, а также оптическую систему произведения, в частности, такие инварианты, как зеркало, калейдоскоп, мозаика, витраж.

Интересное прочтение драматургии М. Горького 1910-х гг. на примере пьесы «Фальшивая монета» предложила М.В. Михайлова (Москва) — первый докладчик седьмой секции «М. Горький, А.И. Солженицын: два юбилея 2018 года». Основываясь на противоречивости образов, не поддающихся однозначной интерпретации, М.В. Михайлова обратила внимание на их расширительный смысл. В итоге в образах Стогова и Лузгина обнаружилось бесовское начало, и они предстали как подручные некоего всесильного существа, которое исследователь, по аналогии с андреевским Некто в Сером, предложила назвать Некто в Зазеркалье (основываясь на роли зеркала в пьесе). Это утверждение позволило автору доклада указать на нити, которые связывали творчество Горького и Л.Н. Андреева не только на протяжении многих лет дружбы, но и после взаимного охлаждения. Для подтверждения своих выводов М.В. Михайлова обратилась к работам И.Ф. Анненского. В.В. Воровского и Н.К. Михайловского, которые тоже были склонны видеть в произведениях Горького символический подтекст. В докладе А.В. Назаровой (Москва) были сопоставлены романы М. Горького «Жизнь Клима Самгина» и Е.Н. Чирикова «Отчий дом», каждый из которых стал, по ее мнению, попыткой авторов осмыслить причины своего изгнания из России после прихода к власти большевиков, подтолкнувшей в результате каждого из них к более глубокой теме — размышлению над вопросом о закономерности революционных событий 1917 г. и роли в них русской интеллигенции. Выводы писателей оказались различны. Горький видел в интеллигенции одну из враждебных сил, препятствующих осуществлению революционных народных чаяний. Чириков же считал ее участницей грандиозной исторической провокации, которая сознательно или нет обманула надежды и ожидания масс, втянув их в общегражданское противостояние, окончившееся гибелью России и трагедией беженства для миллионов соотечественников. Н.М. Кознова (Санкт-Петербург) предприняла сопоставление «Несвоевременных мыслей» М. Горького и «Окаянные дней» И.А. Бунина со стилевой точки зрения. Тяготение к публицистическим жанрам характерно для писателей в кризисные эпохи. Горький и Бунин — разные по взглядам на происходящие события в 1917 — 1919 гг. Но у них были сближения на стилистическом уровне. Наблюдаются такие общие стилевые доминанты, как контрастность, мозаичность композиции, диалогичность, разноречие. Эти доминанты прослеживаются на разных уровнях текста: тематическом, образном, композиционном и языковом. Разговор об особенностях творческих и личных взаимоотношений Горького и Бунина был продолжен докладом О.Н. Фенчука (Барановичи, Беларусь), акцентировавшего внимание на причинах, которые, по его мнению, способствовали сближению писателей: схожее отношение к литературе, творчеству, общность взглядов на проблему русского национального характера, проблеме любви и смерти, а также общность понимания нравственных проблем современности, единство взглядов на вековые традиции России, преданность реалистическим традициям. Доклад Ш.Г. Умерова (Москва) был посвящен первому автобиографическому произведению А.И. Солженицына — книге «Бодался теленок с дубом». Летописец, выразивший правду родной земли, написал о событиях исторической важности — о том, как «теленок» совершил невозможное, одолев «дуб» коммунизма еще за два десятилетия до его окончательного крушения. Эта книга — удивительный художественный эксперимент — не была построена рационально, поэтому она дает возможность поднять некоторые вопросы жанрово-стилевой поэтики, ставшие особенно актуальными для не литературоцентричной культуры нашего времени, в том числе об установлении новых правил творчества в многолетнем процессе создания этой не имеющей аналогов очерковой эпопеи. В сообщении Е.В. Жуйковой (Москва) речь шла об образе главного вымышленного героя солженицынской эпопеи «Красное колесо» — полковнике Воротынцеве. Этот персонаж играет особую роль в освещении событий Первой мировой войны: он рассматривает ее с различных ракурсов, от стратегического до онтологического уровня. Через столкновение с его позицией раскрываются точки зрения многих героев «Красного Колеса», а также в некоторых аспектах взгляды героя выражают авторскую позицию. Жень Гуансюань (КНР) рассказал собравшимся о восприятии творчества А.И. Солженицына в современном Китае. Несмотря на значительную популярность его произведений, многие из которых переведены, регулярно переиздаются и включены в антологию русской литературы для китайских студентов, отношение к художественному наследию писателя неоднозначное, что связано с его общественно-политическими взглядами. Прояснить в этой связи аксиологические установки писателя позволяет интерпретация женских образов в солженицынских текстах, предложенная в докладе Би Цзюньжу (КНР). Любовь для художественного мира писателя является одним из ключевых понятий, суть которого помогают раскрыть образы жен заключенных.

Заключительная восьмая секция «Проблемы литературы для детей и подростков» началась с выступления Г.К. Орловой (Москва), которая представила вниманию слушателей анализ мистификации как художественного приема в структуре волшебной повести Анастасии Строкиной «Кит плывет на север». Повесть-сказка современной детской писательницы является попыткой «создания алеутского фольклора», что делает произведение изящным памятником культуры народов России. Ши Юйцин (КНР) показала, как комический эффект в цикле В.Ю. Драгунского о Денисе Кораблеве проявляется на лексическом, синтаксическом и фонетическом уровнях. Такие разнообразные средства и приемы, как комическое несоответствие, перечисление, парцелляция, неожиданное сравнение, неверное словоупотребление и др., помогают автору создавать интересный и яркий мир детства. В докладе В.Е. Шинкарчука (Москва) были рассмотрены условия и особенности появления литературно-художественного и общественно-политического журнала «Юность». Изначально задумывавшийся как совершенно «не юношеский» журнал, «Юность» превратилась в наиболее яркое молодежное издание, ставшее символом «оттепели». На примере романа М.Ю. Елизарова «Мультики» О.М. Кириллина (Москва) проанализировала роль мужской, отцовской фигуры в жизни юноши в современном романе воспитания. Подчеркивая защитную функцию отца, автор романа делает попытку воскрешения Отца, которого сбрасывали с пьедестала философы, психологи и художники-постмодернисты, видевшие в этой фигуре лишь один из инструментов подчинения и эксплуатации. В своем выступлении Н.А. Нерезенко (Москва) коснулась такой важной темы, как формирование круга детского чтения. Этот процесс, начавшись в XIX веке, прошел трудный путь от постановки целей и задач до формулировки основных критериев, по которым составляются так называемые «рекомендательные списки»: качество языка, влияние на воспитание, необходимость давать правильные знания о мире и т.д. Продолжая тему, О.С. Октябрьская (Москва) акцентировала внимание на необходимости обучения современного ребенка к чтению с ранних лет (буквально с самого рождения) и новых формах и путях развития этого процесса.

В результате плодотворных обсуждений широкого спектра теоретических и методологических вопросов, связанных с изучением литературы ХХ столетия и современного литературного процесса, и широкого обмена опытом участников конференции с зарубежными коллегами-русистами были поставлены новые, еще неразработанные проблемы и намечены перспективы дальнейших научных поисков и исследований.

Анастасия Назарова.

Благодарю соавторов — секретарей секций М. Хлебус, С. Николетич, О. Хайрулину, А. Семину, Е. Мельничук, М. Бочкину, Н. Ибадову и И. Искендирову за помощь в подготовке материала.

Фотографии любезно предоставлены Е. В. Тупикиной и участницей конференции Т. А. Арсеновой, научным сотрудником сектора истории литературы Института истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук.

Приветственное слово заведующего кафедрой истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса М.М. Голубкова
Приветственное слово заведующего кафедрой истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса М.М. Голубкова
Доклад В.В. Полонского «О типологическом своеобразии русского символизма в европейском литературном контексте»
Доклад В.В. Полонского «О типологическом своеобразии русского символизма в европейском литературном контексте»
Доклад С.И. Кормилова «Связь тематики и уровня художественности в русской литературе ХХ века»
Доклад С.И. Кормилова «Связь тематики и уровня художественности в русской литературе ХХ века»
Доклад С.И. Кормилова «Связь тематики и уровня художественности в русской литературе ХХ века»
Доклад С.И. Кормилова «Связь тематики и уровня художественности в русской литературе ХХ века»
Доклад Н.Л. Блищ «Писатель как персонаж в русской литературе ХХ века»
Доклад Н.Л. Блищ «Писатель как персонаж в русской литературе ХХ века»
Доклад Н.Л. Блищ «Писатель как персонаж в русской литературе ХХ века»
Доклад Н.Л. Блищ «Писатель как персонаж в русской литературе ХХ века»
Доклад Н.М. Солнцевой «Борис Григорьев и Николай Клюев (история отношений и творческих связей)»
Доклад Н.М. Солнцевой «Борис Григорьев и Николай Клюев (история отношений и творческих связей)»
Доклад Н.М. Солнцевой «Борис Григорьев и Николай Клюев (история отношений и творческих связей)»
Доклад Н.М. Солнцевой «Борис Григорьев и Николай Клюев (история отношений и творческих связей)»
Доклад М.М. Голубкова «Два юбилея 2018 года: Горький и Солженицын в пространстве русской литературной истории ХХ века»
Доклад М.М. Голубкова «Два юбилея 2018 года: Горький и Солженицын в пространстве русской литературной истории ХХ века»
Презентация книги Н.М. Малыгиной «Андрей Платонов и литературная Москва»
Презентация книги Н.М. Малыгиной «Андрей Платонов и литературная Москва»
Н.М. Малыгина, А.В. Назарова, М.М. Голубков и О.С. Октябрьская на пленарном заседании
Н.М. Малыгина, А.В. Назарова, М.М. Голубков и О.С. Октябрьская на пленарном заседании
А.В. Назарова, М.М. Голубков, А.Ю. Большакова на заключительном пленарном заседании конференции в Пушкинской гостиной
А.В. Назарова, М.М. Голубков, А.Ю. Большакова на заключительном пленарном заседании конференции в Пушкинской гостиной
Доклад А.И. Чагина «Взаимодействие поэтических систем в 1920–1930-е годы: между „петербургской школой“ и авангардом»
Доклад А.И. Чагина «Взаимодействие поэтических систем в 1920–1930-е годы: между „петербургской школой“ и авангардом»
Доклад А.И. Чагина «Взаимодействие поэтических систем в 1920–1930-е годы: между „петербургской школой“ и авангардом»
Доклад А.И. Чагина «Взаимодействие поэтических систем в 1920–1930-е годы: между „петербургской школой“ и авангардом»
Доклад А.Ю. Большаковой «Деревенская проза 2 половины ХХ века в полемическом контексте: идеология и художественность»
Доклад А.Ю. Большаковой «Деревенская проза 2 половины ХХ века в полемическом контексте: идеология и художественность»
Доклад А.Ю. Большаковой «Деревенская проза 2 половины ХХ века в полемическом контексте: идеология и художественность»
Доклад А.Ю. Большаковой «Деревенская проза 2 половины ХХ века в полемическом контексте: идеология и художественность»
Доклад А.Ю. Большаковой «Деревенская проза 2 половины ХХ века в полемическом контексте: идеология и художественность»
Доклад А.Ю. Большаковой «Деревенская проза 2 половины ХХ века в полемическом контексте: идеология и художественность»
Доклад А.Ю. Большаковой «Деревенская проза 2 половины ХХ века в полемическом контексте: идеология и художественность»
Доклад А.Ю. Большаковой «Деревенская проза 2 половины ХХ века в полемическом контексте: идеология и художественность»
Секретарь заседания А.В. Назарова
Секретарь заседания А.В. Назарова
И.В. Монисова
И.В. Монисова
Доклад Т.Г. Шеметовой «Роль иконографии в конструировании и трансформациях мифа о Пушкине в литературе ХХ века»
Доклад Т.Г. Шеметовой «Роль иконографии в конструировании и трансформациях мифа о Пушкине в литературе ХХ века»
Доклад Т.Г. Шеметовой «Роль иконографии в конструировании и трансформациях мифа о Пушкине в литературе ХХ века»
Доклад Т.Г. Шеметовой «Роль иконографии в конструировании и трансформациях мифа о Пушкине в литературе ХХ века»
Доклад Т.Г. Шеметовой «Роль иконографии в конструировании и трансформациях мифа о Пушкине в литературе ХХ века»
Доклад Т.Г. Шеметовой «Роль иконографии в конструировании и трансформациях мифа о Пушкине в литературе ХХ века»
Доклад Т.Г. Шеметовой «Роль иконографии в конструировании и трансформациях мифа о Пушкине в литературе ХХ века»
Доклад Т.Г. Шеметовой «Роль иконографии в конструировании и трансформациях мифа о Пушкине в литературе ХХ века»
Доклад Ли Синьмэй «Современная русская литература В КНР»
Доклад Ли Синьмэй «Современная русская литература В КНР»
Доклад Ли Синьмэй «Современная русская литература В КНР»
Доклад Ли Синьмэй «Современная русская литература В КНР»
Преподаватели УГ МГУ Е.В. Жуйкова и А.В. Грешилова с презентацией проекта «Не выходя из комнаты»
Преподаватели УГ МГУ Е.В. Жуйкова и А.В. Грешилова с презентацией проекта «Не выходя из комнаты»
Преподаватели УГ МГУ Е.В. Жуйкова и А.В. Грешилова с презентацией проекта «Не выходя из комнаты»
Преподаватели УГ МГУ Е.В. Жуйкова и А.В. Грешилова с презентацией проекта «Не выходя из комнаты»
Постоянные обитатели Пушкинской гостиной тоже внимательно слушали доклады участников
Постоянные обитатели Пушкинской гостиной тоже внимательно слушали доклады участников
Постоянные обитатели Пушкинской гостиной тоже внимательно слушали доклады участников
Постоянные обитатели Пушкинской гостиной тоже внимательно слушали доклады участников

Фотоальбомы

119991, Москва, Ленинские горы, ГСП-1,
МГУ имени М. В. Ломоносова,
1-й корпус гуманитарных факультетов (1-й ГУМ),
филологический факультет
Тел.: +7 (495) 939-32-77, E-mail:

© Филологический факультет
МГУ имени М. В. Ломоносова, 2019 г.